КреоМания

 

Игрушка

Автор: овк | Дата: 9-01-2015, 14:27
С головы наконец-то сдернули вонючий мешок. Я невольно зажмурился от яркого света и втянул ноздрями свежий морозный воздух. Народу на площади оказалось несколько меньше, чем я ожидал. В ясном небе кружилась стая ворон. Их карканье почти заглушало робкий гомон толпы. Люди выглядели испуганными. Уже не было того лихорадочного возбуждения, которое охватывало массы зевак в предвкушении казни, когда охота на ведьм только начиналась.
В лицо подул холодный ветерок. Нос уловил тонкий аромат свежего хлеба. Когда начали читать приговор, я не слушал, а любовался воронами. Впервые в жизни обратил внимание на природную грацию их полета. На мгновение даже сам почувствовал себя птицей.
Внезапный толчок в спину вернул в реальность. Время пришло. Я пальцем нащупал за щекой гранатовое зернышко и затолкал его под язык. Затем покорно опустился на колени, и положил голову на плаху. От холодного дерева пахло мясным рынком. Гомон толпы стих, казалось, что даже вороны прекратили каркать, чувствуя напряженность момента. Мой взор случайно остановился на веснушчатом лице рыженькой девочки, которая прикрыв рот ладонью, не мигая, таращилась меня.
Палач поднял топор, а я глубоко вдохнул и замер. Кто-то рассказывал, что если в нужное время задержать дыхание, то после отсечения головы, глотка может издать прощальный вопль, а фонтан крови будет особенно мощным. Мастер Жан считал это бредом. Однако, было любопытно проверить на практике. Глаза решил не закрывать.
Боли не было. Только звук топора, врезающегося в плаху, оказался громоподобным. Никакого вопля я не услышал. Время пошло по-иному. На щеку брызнуло алым, а перед глазами все запрыгало и завертелось. Это моя голова, стуча по ступенькам, бодро покатилась с эшафота в толпу. Ноги вокруг резво расступались, боясь коснуться головы виновного в колдовстве.
Наконец кувырки закончились. Голова остановилась, лежа лицом вверх. А палач молодец, недаром ест свой хлеб! Не то, что прошлогодний неумеха, который с перепою мог запросто раздробить челюсть. Язык чувствовал целые зубы.
Я встретился глазами с рыжей девчонкой, стоящей рядом. Мои мертвые губы растянулись в улыбке. Она в ужасе обхватила лицо руками и истошно завопила. Потом раздался тяжелый топот, кто-то схватил меня за волосы и потащил сквозь толпу. Слышались свистки, крики, ржание лошадей и частое дыхание бегущего. Пестрое мелькание перед слипающимися глазами уступило место кромешной тьме.

Веки подняли. Мир сразу наполнился светом и звуками. Голова располагалась вертикально на каменной столешнице. Я увидел бледный лик старика, который сухими прохладными пальцами трогал мое лицо. Значит, вору удалось удрать от погони, прихватив мою голову.
Старик щупал лоб, нос, щеки и криво улыбался. Он выглядел очень древним. Седые желтоватые волосы сальной паклей свисали до плеч. Ведьмина метка бардовой кляксой родимого пятна, растеклась по лбу. Он улыбнулся еще шире, демонстрируя неестественно здоровые, крупные, зубы.
- Вот ты, значит какой. Красавчик, Гийом!
Его голос, тоже не соответствовал внешности - звонкий и молодой. Видимо, колдун начал омолаживаться.
Старик внимательно осматривал меня, не прекращая бесцеремонно ощупывать кожу, будто ища тайник. Чьи-то руки долго копались в моих волосах, как в поиске паразитов.
- Грандмастер, в волосах ничего нет, - произнес голос позади.
У меня не было возможности повернуть голову, и рассмотреть говорящего. Вероятно, это один из учеников, а старик ни кто иной, как магистр ордена некромантов - грандмастер Эдо.
- Я знаю, где он спрятал, - сказал некромант, убирая руки от моего лица, - Пьер, открой-ка ему рот.
Сильные руки надавили на скулы, ухватились за челюсть, и распахнули.
- Замечательно. А теперь закатай ему язык. И подержи.
Некромант просунул пальцы и извлек мерцающую гранатовую косточку. Перед глазами поплыло, а затылок стал наливаться холодом. Мастер Жан предупреждал, что зерно могут найти, но я все равно до последнего надеялся, что этого не произойдет.
- Посмотри, Пьер.
Грандмастер любовался кристаллическим переливанием трансформирующегося «зерна сознания».
- Знаешь, что хотел совершить этот недоучка, мнящий себя магом?
- Никак не могу знать, - моментально соврал ученик.
Некромант улыбнулся и шутливо погрозил пальцем.
- Ну, я могу лишь предположить, - раздался смущенный голос Пьера.
- Так предположи.
- Возможно, он ждал, что когда вы начнете процесс консервации головы, то первым делом зальете ему в рот делийского эликсира. Эликсир пробудил бы зерно сознания, ускорив трансформацию. Потом он перенес бы свою сущность в зерно. Ну, и отдав последний приказ голове, попытался бы плюнуть вам в глаз зерном. Если бы ему удалось попасть, то его сущность захватила бы ваше тело. Ну а ваша сущность перенеслась бы в его голову.
- Не сомневайся, Пьер. Ты почти во всем прав. Он бы попал. Попал бы в глаз. Только не в мой глаз, а в твой, милый Пьер. Потому, что именно тебе я оказал бы честь залить ему в рот делийского эликсира. И кто знает, Пьер, возможно, я бы даже не стал ничего предпринимать, а просто оставил бы его в учениках. Как более талантливого, чем ты. Ну а для голема вполне сгодится голова с твоим сознанием.
Голос некроманта звучал обыденно. Притом, что глаза сияли льдом.
- Скажи, дражайший Пьер, ты бы хотел сделать подарок моему маленькому Базилю, став частью его игрушки? Это большая честь. Я знаю, как ты обожаешь малютку Базиля. Еще не поздно, все в наших силах.
Послышался всхлип. Голос ученика дрожал и сбивался:
- Умоляю, м- мессир!
Сзади раздался грохот. Не иначе, как бедняга Пьер рухнул ниц.
- Я восхищаюсь в-вашим Базилем, грандмастер. А вы снова спасли меня! Помилуйте..
- Ладно. Поднимись. Будешь должен еще год службы.
Ответом был тяжелый вздох.
Старик взял с полки черный флакон, бережно опустил в него зернышко, и перевел взгляд на меня.
- Ну, что, красавчик Гийом? Пьер не хочет с тобой поменяться. Ты опечален?
Я с трудом опустил и поднял веки. Холод продолжал заполнять голову. Язык и губы почти онемели.
- Что ценю в людях, так это искренность, - усмехнулся некромант, - Значит, сия «гениальная» идея пришла в слабую умом голову многоуважаемого цирюльника Жана, мнящего себя Парацельсом? Алхимик из него как арлекин из коровы. Его удел – дергать зубы всякой черни из восточного предместья! И где он только сумел достать зерно сознания? Наверное, купил за большие деньги.
При всех своих знаниях, старик, несомненно, страдал манией величия. Это было мне на руку. Он даже не предполагал, что зерно изготовил я сам под руководством мастера.
Чернокнижник с довольным видом убрал флакон в ларец.

- Однако, пора вручить подарок к Рождеству крошки Базиля.
На меня снова надели вонючий мешок.

Каменные стены зала были увешаны шкурами диких зверей и мрачными полотнами, изображающими кровавые экзекуции. Крошка Базиль сидел на массивном кресле, напоминающим трон. Бледный, черноволосый, долговязый подросток, с круглыми глазами навыкате. Судя по глазам, мальчишка был обладателем редкой болезни Атамуса, что говорило о природной жестокости.
Рядом с троном стоял великан-идол без головы. Идол был собран из дерева, и человеческих костей, стянутых конскими жилами. Шарниры суставов выполнены из отшлифованного гранита. Я невольно залюбовался искусной работой.
Базиль поглаживал кошку, лежащую на коленях. Эта картина немного обрадовала меня, давая слабую надежду.
Стол с моей головой поставили в паре шагов от трона. Базиль уставился на меня черными выпученными глазами. Несколько минут буравил взглядом, потом спросил:
- Тебе нравится мой голем?
Я не подавал признаков жизни. Так мне советовал мастер Жан. Это было несложно, поскольку смертельный холод почти сковал голову.
- Ты не в состоянии ответить?
И тут мне потребовалась предельная концентрация. Я очень медленно наполовину опустил веко правого глаза, оставив его в таком положении.
Легкая тень тревоги промелькнула на лице подростка. Он не мог допустить, чтобы меня окончательно покинула жизнь. В таком случае голова станет просто бесполезным сувениром. Теперь, самое главное, чем мальчишка будет меня оживлять.
Рука Базиля, поглаживающая кошку, резко сжалась на шее животного. Кошка судорожно засучила конечностями. Послышался неприятный хруст. Я увидел, как длинные паучьи пальцы без усилий, крутя, отрывают голову несчастной кошки. Из шейного отверстия брызнул фонтан крови. Юный монстр подставил серебряный кубок и спокойно ждал, пока кровь не перестанет капать. Отшвырнув мертвое тельце, Базиль встал и подошел к массивному шкафу, стоящему за троном.
- Я добавлю в кошачью кровь купорос, и кое-что еще. Это зелье восстановит твои силы. Но не только.
Интересно, что представляет собой «кое-что»? Демонический подросток с кубком приблизился. В черных глазах плясало безумие.
- Этот раствор уничтожит все те маленькие волшебные артефакты, которые могли остаться у тебя во рту. А потом, я установлю голову на это великолепное тело, и твой дух получит новый прекрасный дом.
Он указал на Голема.
- Ты станешь моим слугой, а может быть даже другом. Будешь полностью подвластен мне, но зато обретешь силу, бессмертие и неуязвимость в искусственной плоти.
Панический страх перед вечным рабством охватил меня. Лучше бы позволил просто себя убить! Мир начал меркнуть.
Жидкость заполнила рот. В глазах сразу прояснилось. И тут я почувствовал вкус. Он был кислым! Маэстро Жан настоящий гений. Он все предвидел. Гаденыш добавил в зелье муравьиную кислоту. Кислота начала разъедать эмаль из голубой глины на зубе мудрости. Учитель несколько дней готовил мне зуб, растачивая его изнутри.
Когда кислота растворила глину, она обожгла дремлющую осиную куколку. Крохотная оса-блестянка пробудилась и выползла из убежища, щекоча язык. Я слегка прижал ее к небу, и почувствовал укол. Сознание завертелось спиралью, устремляясь в точку. «Открыть рот!» - было последним приказом для головы.
Базиль все понял в последний момент, но было уже поздно. Оса ужалила подростка в лоб.
Очнувшись, я хлопнул ладонью по лбу, и убил свою маленькую спасительницу. Лоб изрядно саднило. Я увидел стол со своей бывшей головой.
- Ну, как ты там Базиль?
Мой новый детский голос звучал немного непривычно. Глаза головы выкатились, в них отражалось удивление, неверие, и ужас.
Я взял голову в руки и погладил по волосам.
- Полагаю, что из тебя получится более свирепый голем, крошка Базиль, - улыбнулся я.

Двери распахнулись, и в зал торжественно вошел Грандмастер Эдо.
- Здравствуй сынок! Ты доволен своей новой игрушкой?
- Конечно, дорогой папа. Бесконечно доволен.
На лице некроманта отразилось недоумение. Он остановился, недоверчиво глядя на меня. А когда я приказал голему: «Базиль, убей его!», до старика наконец-то дошло.

© Botannick

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме