КреоМания

 

Конец эпохи

Автор: Briga | Дата: 7-11-2008, 12:52
Помню, как все, не сговариваясь, собрались в Кафедральном Соборе, куда Фернандо приказал отводить войска. На подступах к площади камни блестели от крови. Солдаты оттаскивали тела в переулки, чтобы создать дополнительное препятствие тем, кто предпримет попытку атаковать с флангов. Пока англичане подтягивали резервы, мы торопливо сбивались в кулак для прорыва, которому суждено было стать завершающим актом нашего поражения.
Площадь перед Собором была заполнена прибывающими отрядами и сотнями раненых. Люди стояли, сидели, лежали чуть ли не друг на дружке. Со всех сторон доносились проклятия и мольбы о помощи. Несколько утомленных священников, не обращая внимания на богохульства, переходили от одной группы людей к другой, пытаясь по мере сил облегчить страдания. Дух обреченности пал на защитников Барселоны.
Я приказал Эстебану найти нам местечко, а сам зашагал к изуродованному Собору. Около часа назад англичанам каким-то образом удалось протащить катапульты в город и некоторое время обстреливать храм. По счастью, Собор окружало немало построек, частично прикрывших его от камней и позволивших нам уничтожить осадные орудия до того, как снаряды повредили несущие конструкции.
Навстречу мне поворачивались изможденные лица. Угрюмые арагонцы, цвет рыцарства которых полег еще утром, потрепанные эльзас-лотарингцы, проделавшие такой долгий путь ради того, чтобы пасть на чужой земле, сражаясь за чужой город.
От рыцарей Ордена Льва не осталось и одной пятой, однако суровые тамплиеры по-прежнему охраняли вход в Кафедральный Собор, как будто потери для них не имели никакого значения. Sic flet ferrum(1).
Войдя в приоткрытую дверь, я замер на миг, ослепленный мраком: свечи горели только в апсиде, едва очерчивая ряды многоствольных колонн. Скамьи были сдвинуты и развернуты вдоль стен. Но несмотря на то, что изумительной красоты хоры превратились в обломки, а своды центрального нефа осыпалась, Кафедральный Собор сохранил свою атмосферу, став еще более таинственным и угрюмым.
Я двинулся к алтарю, где стояли, беседуя, несколько человек и увидел, что дверь подалтарной крипты разбита. Массивная белая крышка алебастрового саркофага валялась у входа, словно ее отшвырнули небрежным пинком. Это могло означать только одно — мы потеряли реликвию.
Почувствовав неожиданный приступ усталости, я прислонился к колонне, откуда мне хорошо было видно собравшихся у алтаря. Какой в этом смысл — куда-то карабкаться, зная, что на вершине тебя ничего не ждет?
Я встретился взглядом с Хавьером, чьи латы напоминали вспаханное поле:
— Где Фернандо?
Магистр поморщился:
— Проклятые друиды обрушили на нас целый дом. Боюсь, короля раздавило, mea culpa(2).
— Последний правитель, что презирал трусость и лицедейство, — проговорила Жанна благоговейным шепотом, — покойся с миром.
Мы перекрестились.
— Итак, город пал, — заключил я, — на площади мы собрали всех, кто остался в живых.
— Четыре тысячи человек, треть из которых — раненые.
— Значит, еще одной трети придется с ними возиться. Итого…
— Полторы тысячи в ударном отряде, — закончил за меня Хавьер, — вполне достаточно, чтобы прорваться в порт.
— В порт? — я скривился, — Ах да! Испанская “непобедимая” Армада. Как же я мог забыть!? Величественные корабли, тысячи солдат и матросов. Скажите одно, сэр… магистр, как вышло, что мы собирались напасть на Англию, а вместо этого, Англия напала на нас? Захватила столицу, разграбила Папский престол. Вы думаете, что друиды не догадались избавиться от деревянных лодочек, которые мы так усердно строили?
— Ричард! — укоризненно воскликнула Жанна.
Я замолчал. Жанна была единственной из присутствующих, кого я готов был слушать. Не думаю, что многие смогли бы вернуться из мертвых, чтобы с оружием в руках защищать свою веру.
— Твой тон оскорбителен, и тем не менее, ты прав, — Хавьер говорил спокойно, хотя не любил когда ему прекословят, — два с половиной часа назад мы были отрезаны от пристани, и до сих пор не получили ни одного сообщения от герцога. Но я уверен, что флот обеспечит нам отступление.
-В подводный мир — хотел было буркнуть я, но промолчал, заметив как предостерегающе сверкнули глаза Жанны. Ее, как всегда, раздражали наши неуместные перепалки.
— Позвольте мне вставить словечко, — холодно начал Рафаэль, как вдруг со стороны клуатра донесся ужасающий грохот и крики.
Я повернулся к порталу святого Северия, и увидел горсточку оборванных инквизиторов, семенивших к нам с чьим-то безжизненным телом на руках.
— Пустите…меня… — Торквемада хрипел, а из страшных ран на груди непрерывно хлестала кровь.
Я первым успел к нему и, подхватив, усадил на ступеньки. Тем временем Рафаэль забубнил молитву исцеления. Великий Инквизитор дернулся, и кровь заструилась еще быстрее по грязной разорванной мантии.
— Нет, Рафаэль, не надо… Друиды… они убили Папу и кардиналов. Спа… спасайтесь морем. То…торопитесь. Ра…фаэль… — Торквемада закашлялся, и кровь хлынула у него изо рта.
— Я знаю.
— Ричард, ты… все исправишь, ты до… должен!
— Я сделаю это, не сомневайтесь.
Главная дверь Собора открылась, и на пороге возник Раймон де Клер, командир отряда лотарингцев.
— Дева Жанна! Они наступают.
Магистр нахмурился.
— Обойди их по улице Милосердия, Жанна, а мы с Ричардом ударим во фронт.
Поскольку король с королевой были мертвы, а Великий Инквизитор истекал кровью у меня на руках, главнокомандующим становился Хавьер.
— Опусти меня, — теряя последние силы, прошептал Торквемада, — Рафаэль, читай.
Я бережно положил старика на плиты и Рафаэль, понурив голову, забормотал: “De profundis clamavi ad te, Domine; Domine, exaudi vocem meam....” (3)
Я устало закрыл глаза и ощутил пустоту там, где должна была находиться мудрость. С уходом жестокого Торквемады уйдет и еще один великий учитель. Чему бы он ни учил. Какими бы поступками ни пятнал свое имя, я знал, что без него нам придется во сто крат труднее.
Когда Рафаэль закончил читать молитву, мы преклонили колени, и Жанна поцеловала каждого в лоб.
Инквизиторы куда-то унесли тело усопшего, а по нефу собора забряцали кованые сапоги французов, спешащих выйти на улицу через портал Милосердия. Вместе с магистром тамплиеров я возвратился на площадь, где строились наши отряды. Носилок для раненых не хватало.
— Думаю, ты вполне можешь объединить свой отряд с рыцарями Сантьяго. Их осталось всего пятнадцать, — Хавьер указал мне куда-то налево, но из-за царящей неразберихи и мельтешения, я так и не понял, кого он имеет в виду, — у них эмблема в виде красного креста, похожего на кинжал.
— Бог вам в помощь, милорд.
— Хавьер, как и раньше.
— Не лезь на передовую, и может быть, мы дотянем до гавани.
— Поменьше геройства, мой мальчик.
Обогнув Кафедральный Собор по сигналу горнистов, защитники Барселоны пошли в атаку. Сначала чеканным шагом, потом, когда в поле зрении показался противник — бегом. Впереди — легковооруженная пехота, за ними — рыцари. Грохот металла, чтобы не слышать предсмертных криков. Крики, чтобы идти смелее.
Нас встретили стрелами, магией и мечами. Друиды взрывали фундаменты зданий, поджигали одежду, но мы все равно упорно рвались к воде.
Где-то на полпути наш авангард был полностью уничтожен, и в дело вступили тамплиеры, возглавлявшие почти полутысячный отряд пеших рыцарей. Доспехи из заговоренного металла неплохо защищали от чар друидов, так что последним пришлось отступить.
Английские лучники не знали равных. Один за другим спотыкались и падали наши бойцы, однако строй не ломался. Обученные, хорошо вооруженные рыцари даже пешие представляли могучую силу, но стоило ли на нее полагаться? Не мы ли, введенные в заблуждение своим тщеславием, потеряли столицу?
Когда до набережной оставалось всего два дома, и можно уже было разглядеть гавань, где шло ожесточенное сражение, и гордые галеоны скрывались под толщей воды, дорогу нам преградили дэвы Стихий, призванные друидами.
Такие же рыцари, как и мы с той лишь разницей, что под доспехами и плащами скрывались падшие ангелы. Им удалось задержать нас, и бой закипел.
Я встретился с духом земли, чьи удары были поистине чудовищной силы, а плащ отливал медью. Его боевой молот разбил мой щит и смял рукавицу. Не устояв на ногах я упал, однако предназначавшийся мне удар принял на себя Эстебан. Кто-то из задних рядов ударил копьем, угодив дэву точно в забрало. Гигант заревел и, подавшись назад, опрокинулся на спину. Я снова вступил в схватку, нанося удары направо и налево.
Впервые за многие часы битвы я почувствовал, как рука предательски тяжелеет. Смеющийся дэв огня распорол мне кольчугу, и кольца оплавились — таково было свойство его оружия, разрезавшего сталь легче бумаги. Я вовремя понял, что вряд ли сумею парировать следующий выпад и потому ринулся прямо на него, невзирая на обжигающий жар. Потеряв большую часть наплечника, я погрузил свой клинок в шею врага. Во все стороны брызнули искры.
В тот день я прошел через воду ненависти и ветер смерти, сдиравший кожу с открытых участков тела: лица и рук. Мы сражались отчаянно, однако дэвы стояли подобно стене, пока им во фланг не ударила Жанна.
Она продвигалась по параллельной улице и, видимо, с большим успехом, чем мы. В очередной раз поднимаясь с земли, я увидел как французские латники выскальзывают из переулков. И Жанна была как всегда впереди.
— Орлеанская Дева! — кричали ее солдаты, хотя Орлеана давно уже не существовало, — вперед!
— Бей английских свиней! — заорал где-то рядом Хавьер.
Мы порубили друидов и дэвов, соединились и двинулись к нескольким кораблям, направлявшимся нам на помощь. Справа шагал Рафаэль. Не жалея себя, он молился в голос. От его легких прикосновений раны затягивались, а сердца бойцов наполнялись отвагой.
Слева шагала Жанна, грозная, окровавленная, со спутавшимися волосами. Ко мне была обращена ее мертвая сторона лица, отчего она еще больше походила на труп, восставший, дабы казнить язычников.
Сэр Хавьер, предводитель тамплиеров, магистр Ордена Льва, вел нас вперед, на поблескивающие клинки английских собак, что наводнили пристань.
Тем временем три корабля сбросили сходни и несколько десятков матросов высадились, чтобы расчистить причал. Среди них промелькнул позолоченный морион Кортеса. Я улыбнулся.
Последний натиск, и англичане, сообразив наконец, что остановить нас сумеет разве что дьявол, попрыгали в воду.
— Ричард! Назад! Надо прикрыть раненых. Жанна, займись погрузкой!
Магистр стоял в окружении рыцарей, ожесточенно размахивая руками:
— Никакой суматохи! Эй вы, болваны, по правой стороне! Слышите?! Те, кто на корабли — по правой стороне пирса!
Никакой суматохи — чуть было не расхохотался я: с берега наседают англичане, сыплются стрелы, а он говорит — никакой суматохи!
С трудом протолкавшись через толпу своих, мы тут же вступили в бой. Англичане пытались прорваться, но мы отступали назад примерно с такой же скоростью, с какой происходила погрузка на корабли.
— Еще две минуты, — пробормотал кто-то.
А потом я вдруг обнаружил, что из всех, кто прикрывал отход, в живых остались только мы с Хавьером, трое рыцарей из ордена Сантьяго и четверо тамплиеров. Это открытие было столь неожиданным, что я пропустил момент, когда англичане снова пошли в атаку.
Меня сбили с ног, придавили телами. Краешком глаза я увидел Хавьера. Магистр отпрыгнул на самую кромку пирса, получил удар моргенштерном и, потеряв равновесие, шлепнулся в воду. Я знал, что в доспехах ему не выплыть.
Готовься, о Ричард, настал твой черед! — сказал я себе, выкарабкиваясь из-под копейщика, которому распорол живот. Теплые внутренности соскользнули с кирасы, словно с большого блюда.
— Живее! — Кортес, появившийся неизвестно откуда, помог мне подняться, — мои ребята не могут их сдерживать вечно.
Матросам действительно удалось отбить несколько футов пирса.
— Ты как всегда вовремя!
— Только не для магистра, — Кортес ухмыльнулся. Он так никогда и не смог простить Хавьера за то, что тот бросил его в Новом Свете.
— Pulvis et umbra sumus.(4)
— У Рафаэля набрался, да?
Мы отступили на судно. Друиды активно пытались поджечь корабль, но у инквизиторов еще сохранились силы, чтобы не допустить этого. Вопреки всем усилиям колдунов, ветер не стих, море не поглотило нас, а дерево не рассыпалось мягкой трухой.
— Где герцог? — спросил я, когда мы отошли от берега на приличное расстояние.
— Бедный Алонсо, — сочувственно и вместе с тем иронично вздохнул Кортес, — ему так и не довелось покомандовать флотом. Увы! Флагман “Де Санта-Круз” потопили в первые минуты боя.
— И кто же теперь у руля?
— Угадай! — Кортес шутливо задрал подбородок.
— Было бы чем командовать.
Я прошел на корму и стал наблюдать, как вдали растворяется город.
Прощай, Барселона! Не ведаю, свидимся ли когда-нибудь? Последний оплот христианской цивилизации и католичества, павший по вине своих верных сынов. Разрушен твой миф. Францией правят язычники, а Германия корчится в хаосе междоусобиц, периодически огрызаясь на дерзкие набеги варваров. Дикие пустоши на востоке. На западе — Новый Свет, закрытый для европейцев, пока существует великая империя Ацтеков. Хавьер был прав — это не наша земля, она таит в себе опасности, намного более ужасные, чем те, с которыми нам довелось столкнуться.
Куда занесет нас судьба? В Италию? Вероятно. Но вряд ли мы задержимся там надолго. На север — в суровые зимние страны, Данию, Швецию и Норвегию. Возможно, нам улыбнется удача, и они примут нас, несмотря на то, что их боги не доверяют христианам.
Не знаю, найдем ли мы где-то приют или погибнем, но тебя, Барселона, никто из нас никогда не забудет. Потомок Ричарда Львиного Сердца, сейчас я чувствую, что Испания действительно стала мне родиной.
Я отвернулся, чтобы не видеть горящего города. Справа, с тоской устремив лучезарный взгляд к небесам, молча стояла Жанна. Лицо ее было прекрасно в сиянии заходящего солнца. Она снова была жива, а Кортес зычным голосом приказал лечь в дрейф.
Пускай все потеряно, но мы не опустим рук.
И в новую битву. Pro aris et focis.(5)

Примечания:
1. Так плачет железо (лат.)
2. Моя вина, грешен (лат.)
3. “Из глубин я воззвал к тебе Господи; Господи, услышь голос мой....” — начало покаянного псалма, который читается как отходная молитва над умирающим (лат.)
4. Мы только прах и тень (лат.)
5. “За алтари и очаги”, т.е. за самое дорогое, что есть на земле (лат.)

(с)К. Митрофанов

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме