КреоМания

 

АЙХЕО

Автор: Briga | Дата: 6-11-2008, 18:00
Её звали Айхео. Изящная девушка с нездешними чертами лица. Ещё до холодов большой отряд Унхгена, уходивший далеко-далеко вдоль Большой Воды – вернулся с богатой добычей, рассказами о диковинных чужих племенах и – с Айхео. Её отдали воинам в качестве выкупа.
Она была красивой, но странно тонкой. Старый Унгсен, властным жестом отпустив Унхгена, долго и пристально рассматривал чужеземку. Затем, крякнув, поднялся с расшитого тёмно-красными рисунками дорогого тканого одеяла. Бросив полено в костёр посреди своего большого жилища, он подошёл к девушке, которая почему-то не выглядела сильно напуганной. Унгсен осторожно провёл узловатыми старческими пальцами по её чёрным волосам, желая, чтобы она повернула лицо к огню. Девушка послушалась.
- Красивая ты! Говоришь по-нашему? – старый вождь невольно улыбнулся.
Девушка отрицательно покачала головой из стороны в сторону.
Унгсен удивился:
- А как ты поняла, о чём я спросил?
Девушка медленно и как-то завораживающе подняла тонкий пальчик, поднесла его к своему лбу, а затем осторожно тронула лоб вождя. От неожиданности тот даже чуть вздрогнул. Она читала мысли. Айхео была колдуньей. По крайней мере, могла ей стать, если бы осталась у своих…
…Усгем выглянул из-за большого валуна. Чужеземка-колдунья сидела на берегу моря, которое ещё часто называли Большой Водой. Она смотрела куда-то далеко – туда, куда обычно уходило отдыхать Светило.
Мальчик тихо свистнул. Айхео резко обернулась и, увидев его, улыбнулась. Она всегда улыбалась как-то очень легко и почти незаметно – но необычайно обворожительно. Усгем полюбил её и за эту таинственную улыбку. Хотя рано было ему ещё – двенадцать зим не возраст для мужчины, а чужеземка была уже взрослой.
Мальчик радостно улыбнулся ей в ответ и показал большую запечённую рыбу, которую держал в руках. «Иди сюда!» - сказала с акцентом Айхео, и как всегда, он услышал эту же фразу у себя в голове. Но Усгем этому уже давно не удивлялся. Его соплеменники побаивались этой странной девушки, которая могла говорить «не открывая рта» - но они уже приняли её за свою, потому что Айхео была тихой и доброй, и никому несчастий не приносила. Напротив, она однажды выгнала злого духа, поселившегося в груди отца Усгема. Демон был очень силён – Унгсен с ним не справился, и уже просто от отчаяния разрешил вмешаться юной колдунье. К всеобщему удивлению, после ночи любви с Айхео – больной поправился. После этого девушку приняли в племя на равных со всеми правах.
Усгем быстро спустился к берегу и положил перед ней дар. Поклонился, глядя на красавицу блестящими влюблёнными глазами. Она нежно провела ему по щеке, и мальчик нетерпеливо прильнул к ней всем телом. И, забыв о рыбе, они слились в долгом поцелуе…
…«Почему ты любишь меня?» - Айхео смотрела на него, разламывая тонкими пальчиками аппетитно пахнущую рыбу, и её голос мягко появлялся внутри Усгема.
- Ты красивая!
«А ещё?»
- Ты спасла моего отца от злого духа в груди!
«А ещё?»
- Мне нравится твоя улыбка и твой голос внутри…
«Тебе же всего двенадцать зим! Тебе рано любить женщин, тем более таких, как я!»
Усгем хитро сощурился:
- Но ты же тоже любишь меня, хотя мне ещё нельзя участвовать в больших охотах.
Она легко и светло улыбнулась: «Да… Странно, но я тоже люблю тебя – как будто ты уже взрослый воин…» И вдруг, будто дунул лёгкий ветерок – её улыбка окрасилась печалью: «Ты же уже знаешь, что я скоро вернусь к своим – туда…» Айхео завораживающе махнула хрупкой рукой, показывая куда-то за Большую Воду.
- А этого нельзя отменить? – Усгем погрустнел.
Она заговорила вслух – и сразу стал слышен её акцент:
- Демон был очень силён. И теперь он живёт в моей груди, - сказав это, колдунья закашлялась, прикрыв рот ладошкой. Хриплый и сильный кашель, так пугавший юного любовника – сотряс её. Успокоившись, она показала ему свою ладонь – на ней была кровь. Да, это был тот же злой дух, что когда-то жил в груди отца юного любовника. Усгем давно это понял, но всё ещё не мог смириться с тем, что счастье их будет коротким.
Он резко и вопросительно посмотрел на неё.
«Ты знаешь, иногда тот, кто творит волшбу – бывает бессилен против злого духа внутри себя. Хотя в другом человеке он его побеждает…» - безмолвно ответила Айхео, прочитав мысли мальчика. И тихо кашлянула.
Усгем заплакал – всё же, он ещё был ребёнком. Красавица обняла его и стала ласково гладить волосы. В конце концов, он уснул у неё на коленях…
…Чужеземка смотрела, как Светило медленно приближается к горизонту. Мальчик вздрогнул и проснулся:
- Ой, я что, заснул? – он приподнялся с тёплых её коленей.
- Светило уходит в страну моих предков, - заговорила девушка вслух.
Усгем ненадолго засмотрелся туда же, куда и она. Он не был терпеливым и созерцательным, поэтому вскоре стал беспокойно ёрзать, желая поговорить с возлюбленной.
- Мальчик, я скажу тебе нечто важное, - Айхео внезапно стала очень строгой.
Подросток поневоле присмирел.
«Усгем, я умираю… Но это не страшно – мой дух вернётся туда, за Большую Воду. Это не страшно, потому что не страшна смерть одного человека. Печально, когда умирает много людей, когда умирают целые племена. Понимаешь?» - она резко глянула на него блестящими чёрными глазами. И будто огонь и холод одновременно пронзили душу доверчивого влюблённого. Она была чужеземкой, и боль потерь жила в ней до сих пор.
- Я хочу туда вернуться… - Айхео отвернулась к далёкому заходящему Светилу. Её акцент был очень приятен, если прислушаться:
- Мальчик, духи, живущие высоко – не любят, когда гибнет много людей от рук людей же. Они говорят: «Нам не нужны ни те, ни другие!» - и губят всех. А потом создают всё заново…
Усгему стало холодно и страшно. Он опасливо отодвинулся от неожиданно изменившейся красавицы.
«Не бойся! Просто запомни то, что я скажу. Скоро Великий Оргу сотрясёт эту землю – и Большая Вода затопит всё живое здесь. Не станет ни твоего племени, не иных племён, живущих вокруг».
С одной стороны, подросток верил её голосу внутри себя. А с другой – думал: «Не свёл ли её с ума злой дух в груди?»
Айхео резко обернулась и страстно обняла своего любовника:
- Усгем, мы будем с тобою вместе – в стране предков. И гораздо раньше, чем Оргу утопит мир…
Мальчик окончательно перепугался, вырвался из её горячих рук и убежал.
Красивая чужеземка не пыталась его остановить, не кричала вслед, не плакала – никак не выказала своей печали. Просто спокойно повернулась обратно – к уже уходящему под воду Светилу…
…На следующее утро, которое было необычно холодным и пасмурным – Айхео нашли мёртвой на берегу моря. Злой дух съел её за одну ночь…
***
…Прошло десять зим.
Усгем вырос и стал сильным воином. У него уже был свой отряд. Унгсен ещё больше состарился – но по-прежнему крепко правил большим племенем. Он часто сидел один возле костра внутри своего шатра, смотрел в огонь подслеповатыми глазами и вспоминал… Айхео. Да, это было странно – он до сих пор не мог забыть чужеземку, не прожившую в племени и года! Странной была эта долгая память, не угасшая даже через десяток холодных сезонов.
В один из зимних вечеров, когда кругом были стужа и дожди – старый вождь долго о чём-то думал, перебирая чётки и отрешённо смотря в огонь. Унхген терпеливо сидел на корточках возле входа – вождь вызвал его и забыл про это. Может, он был уже слишком стар? Опытный военачальник осторожно пошевелился, высвобождая затёкшую ногу.
Унгсен закряхтел и повернулся к нему:
- Ты старый воин. Ты жил долго и много видел. Мне нужен совет с тобой.
- Да, великий вождь, спрашивай, - Унхген церемонно поклонился.
Старик пристально и тяжело посмотрел на начальника большого отряда. Медленно отвернулся обратно к костру и стал поправлять головёшки. Повисла цепенящая тишина – старик был сильным колдуном.
- Как живёт молодой воин Усгем?
- Он хороший, сильный воин, великий вождь. У него теперь свой отряд.
Унгсен потёр подбородок, задумчиво глядя будто сквозь огонь.
- Ты видел его давно?
- Вчера он ушёл на большую охоту – дальше Серого Леса. Ближе дичи уже мало. Он вернётся с отрядом через три захода Светила. Я провожал его в дорогу.
- Он стал худеть и кашлять.
- Да, это похоже на демона, поселяющегося в груди. Это появилось у него до холодов.
- Когда он вернётся, спроси, нет ли у него крови в горле?
- Да, повелитель.
Унгсен шумно засопел и медленно повернулся к собеседнику:
- Два последних холодных сезона принесли нам слишком мало добычи в охотах.
- Я тоже это заметил, великий вождь. Стало много воды зимой.
- Мы прогневили предков?
- Нет, Унгсен, мы их кормим и поём им песни. И всё так же учим молодых поклоняться живущим за Большой Водой. Ведь наши прародители теперь живут там?
- Возможно, Унхген… Твой отряд одиннадцать зим назад уходил очень далеко. Может быть, вы дошли до страны предков на той стороне Большой Воды.
- Да, люди там были не похожи на здешних. Они были… как Айхео, - голос военачальника неожиданно дрогнул. Будто незаметная тень пробежала или дунул легкий сквозняк – и повисла настороженная тишина.
Унгсен наклонился к воину и негромко спросил, покосившись по сторонам:
- Ты тоже не можешь её забыть?
- Она колдунья, вождь.
Старик выпрямился и заговорил с уверенностью опытного шамана:
- Она до сих пор живёт среди нас. Она не ушла к своим. Может быть, ей уже некуда идти? – при этих словах Унхген неловко пошевелился и отвёл взгляд, - Она чужеземка. Айхео видела много смерти – своих соплеменников. Твой отряд убил слишком много.
- Это гневится сам Оргу? – предположил воин. Вождь потёр подбородок и помолчал. Потом отложил чётки и придвинулся к собеседнику:
- Помнит ли Усгем о своей бывшей возлюбленной?
- Молодые склонны быстро забывать и плохое, и хорошее. Я думаю, он о ней вспоминает нечасто. Хотя – после Айхео у него до сих пор никого не было. Он хороший воин, но почему-то равнодушен к женщинам. Он забыл её, но она не даёт ему забыть о себе…
- Ты сказал мудро, Унхген, - старик пошамкал беззубым ртом. Еду ему специально толкли самые юные из взрослых женщин. В племени говорили, что шаман до сих пор награждал их любовью, хоть и не так часто, как раньше.
Унгсен подобрал камушки возле костра и стал выкладывать их перед военачальником:
- Айхео до сих пор живёт среди нас, - он положил камень прямо посредине между собой и собеседником.
- Усгем любил её, но теперь забыл об этом, - вождь поставил камень слева от первого.
- Ты убил много людей из племени Айхео. Они сильно отличаются от нас, - камень лёг ближе к Унхгену.
- Они живут далеко. Может быть, они живут на той стороне Большой Воды. Может быть, они живут в стране предков, - ещё один камень, рядом с предыдущим.
- Оргу не любит, когда убивают слишком много людей. Он говорит: «Мне не нужны ни те, ни другие!» - и убивает всех, - камень оказался там же, рядом с воином.
Унгсен чуть задумался и поместил камень справа от центрального:
- В груди у Усгема проснулся злой дух, который, оказывается, жил там десять зим. …Они в любви кормили друг друга губами… Она умерла давно, забрав в свою грудь демона из груди отца этого мальчика…
Оба собеседника надолго замолчали, внимательно разглядывая получившийся пасьянс. Снаружи послышался какой-то шум. Где-то вдалеке люди что-то громко обсуждали. Но на маленький совет внутри полутёмного шатра это никак не повлияло.
- Что думаешь? – Унгсен кивнул, указывая Унхгену на расположение камней.
- Оргу покровительствует Айхео. Она хочет жить, потому что хочет отомстить. Она хочет жить, потому что жив ещё Усгем. Ей помогает жить сам Оргу…
- …Потому что её сила позволяет выполнить пожелание Оргу.
Они снова замолчали. Первым заговорил воин:
- Мальчика нельзя лечить. Она ждёт его. Как только он уйдёт к ней – они вернутся в страну предков…
- …Туда, за Большую Воду?
- …Да. Они вернутся туда. И родят новое племя в стране предков. Айхео уйдёт из наших сердец вместе с Усгемом. Возможно, этого же хочет Оргу.
- Да, похоже на то – Он всегда всё подготавливает заранее: злой дух начал жизнь ещё при отце этого мальчика, - Унгсен наставительно поднял крючковатый палец вверх, - её сила была орудием в Его руках. Оргу говорил нам эти десять зим её голосом внутри нас.
Унхген позволил себе улыбнуться, обрадованный разрешением загадки:
- Они уйдут вдвоём в страну предков, родят заново это племя, не сумевшее выжить после войны. За Большой Водой снова появятся те, кто отличается от нас. И Оргу помилует нас – ведь в таком возрождении и был Его план!
Шум снаружи нарастал. Неожиданно тяжёлый полог жилища откинулся, и в шатёр протиснулся шумно дышавший… воин из отряда Усгема. Рука его была наспех перевязана. Не соблюдая никаких приличий, юноша стремглав бросился к вождю и упал перед ним ниц:
- Великий Унгсен, беда! На нас напало большое войско! Усгем сражался, как зверь, но его тяжело ранили. Мы, те, кто выжил – сумели бежать. Мы смогли его унести…
Унхген без лишних слов выскочил из шатра – снаружи уже были слышны его громкие приказания.
- Где это случилось? Что с Усгемом? – старик повидал всякое, и невозможно было представить, чтобы он когда-либо потерял самообладание.
- Бой был очень близко – полдня ходу, великий вождь. Мы путали следы, но они рано или поздно найдут наше племя, потому что это очень близко, великий вождь! – юноша возбуждённо причитал, не подымая головы.
- Что с Усгемом? Вы его донесли?
- Он умер, великий вождь. Умер в пути. Много крови вытекло из его ран!
- Усгем умер… - отстранённо произнёс Унгсен. Молодой воин чуть успокоился и глянул исподлобья:
- Мы донесли его тело, великий вождь. Он уйдёт в страну предков как положено большому воину.
Озарённый неясной догадкой, старик тихо коснулся плеча соплеменника, и спросил, пристально глядя ему в глаза:
- Что это за войско? Вы видели таких раньше?
Юноша медленно приподнял голову, удивляясь собственной мысли:
- Да… Они похожи на Айхео…

(с) Гидра

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме