КреоМания

 

В УДУШЛИВЫХ ОБЪЯТЬЯХ ФОРТУНЫ

Автор: Briga | Дата: 5-11-2008, 17:05
Неправы те, кто почитает Фортуну
слепой и безумной.

Казанова


1
Поручик Осинин всегда спал крепко. Особенно на рассвете. Особенно после попойки.
Колокольчик у входной двери безжалостно вырвал его из небытия в пять утра, в одно мгновение обрушив пирамиду сновидений. «Проклятье!» - просипел пересохшими губами поручик и повернулся на другой бок, с наслаждением погружаясь в пучину забвения. И тут же колокольчик пронзительно зазвенел снова, отозвавшись в несчастной голове Осинина кошмарным грохотом. С трудом нашарив под кроватью пустую бутылку, он с остервенением швырнул ее в дверь. Тишина со звоном рассыпалась на тысячу осколков. Но неведомый визитер был до наглости настойчив. Пришлось вставать. Чертыхаясь и путаясь в полах засаленного халата, поручик поплелся в прихожую.
- Какого дьявола?! – прорычал он в ярости, широко распахивая дверь.
На крыльце никого не было.
Поручик удивленно огляделся. Ни одной живой души, если не считать облезлого черного кота, с напряжением наблюдавшего за кисточкой осининского халата. Сам не зная, почему, поручик внезапно расхохотался.
- А ты-то что не спишь, бродяга? – пожалел он кота и снова засмеялся. – У кошек вроде бы не бывает бессонницы?
И тут он увидел конверт.Обычный конверт, прямо под ногами. Слегка помятый и пожелтевший от времени. Выкатив мутные с похмелья глаза, поручик некоторое время изумленно таращился на конверт, покрытый затейливыми завитушками. Наконец, очнувшись, он поднял его с земли.
Каллиграфическая вязь на бумаге сложилась в четкую надпись: «Алексею Осинину от тайного советника Д. Р. Осинина». «Этого не может быть!» - стукнуло в голове у поручика. Он слишком хорошо знал, что его овеянный легендами сумасбродный дед погиб ровно за три года до рождения своего единственного внука.
В памяти отчетливо зазвучал чуть грассирующий голос бабушки, урожденной де Грюссон, повествующей длинным зимним вечером засыпающему Леше историю жизни мужа: «А под конец своей странной жизни ваш, Алексис, дед до безумия увлекся азартными играми и, особенно, лотереей. И в один прекрасный день он вдруг заявил, что открыл секрет Удачи. И, действительно, вскоре он неожиданно выиграл десять тысяч золотом. Этих денег ему бы вполне хватило, чтобы погасить долги после экспедиции к желтым людоедам Памира. Но, - голос дрогнул, вместо этого он разорвал счастливый билет в клочья на глазах у онемевшей семьи. – Тот, кто, сидя на шее у дракона, хватает его за хвост, не годится даже в ученики, - сказал он нам загадочно и твердыми шагами удалился в свой кабинет. Через час он отправил с курьером какое-то письмо, а на другой день сошел с ума и покончил с собой.
Вот и все, мон шер. Мой муж вознесся на небо в облаке греха и тайны. Но я верю, что рано или поздно истина откроется. Впрочем, Qui vivra verra1». (1 Поживем – увидим.(франц.))
А вдруг это то самое предсмертное письмо? Сердце поручика оглушительно забилось, а похолодевшие пальцы стали лихорадочно рвать конверт.Белой птицей выскользнул узкий листок бумаги.Боль в висках навалилась с новой силой, но глаза уже впились в вылинявшие от времени, отдающие бронзой строчки:
Милостивый государь!
Не имея чести знать Вас лично, я все же льщу себя надеждой, что помимо фамилии Вы унаследовали от меня и кое-что еще. Я разумею прежде всего азарт и тягу к немыслимым экспериментам. Один из таких экспериментов подарил мне сердце прекраснейшей из богинь, богини Удачи. Не надеясь более на своего анемичного сына, погрязшего в бесплодных философских изысках, я хочу завещать ее Вам. Я хочу раскрыть Вам рецепт Удачи.
Пытаясь найти счастье в игре, я перепробовал десятки всевозможных способов. Я подсчитывал шансы сторон и различных ставок в казино и за карточным столом, изучал закономерности в победных заездах на ипподроме, составлял таблицы выигрышных номеров в лотерее и т.д. Все эти методы, давая иногда небольшой выигрыш, были чересчур рациональны, ненадежны и доступны многим. А я мечтал о максимальном, ослепительном выигрыше.
И, в конце концов, однажды я отбросил в сторону математику и расчет и решил действовать от противного.
Возможно, Вы знаете, что в свое время я был изрядным ловеласом, а списку моих любовных побед могли позавидовать многие столичные щеголи и повесы. Так вот, я решил использовать свой богатый амурный опыт на новом поприще.
Если эту капризную даму, Фортуну, - подумал я, - не удается покорить планомерной и скучной осадой, то почему бы не попробовать гусарский подход. Вспомнил я заветы классиков – от Апулея до Пушкина, - вспомнил и свой студенческий «кодекс» в отношении женщин: будь смелым, щедрым и разнообразным.
Отсюда я и вывел иррациональный устав игрока, который в приложении, например, к лотерее выглядит так:
1. Доверься наитию. Никогда не покупай билеты с заранее обдуманным намерением, делай это лишь подчиняясь случайному импульсу, внезапному озарению.
2. Победи жадность. Первый взнос – Удаче. Первый купленный билет без сожалений, не проверяя, выбрось. То же с первым выигрышем.
3. Исключи сомнения. Будь уверен в успехе, и по вере воздастся тебе. Просматривай таблицу выпавших номеров лишь для того, чтобы уточнить сумму выигрыша, а не самый факт его.
Эти три правила обеспечат Вам выигрыш в первое время. Особенно надо обратить внимание на чистоту их исполнения. Малейшие проявления расчета, неуверенности или жадности погубят дело (а можете мне поверить: небрежно, без колебаний, выбросить билет, который, быть может, сделал бы вас богатым, как Крез, посложнее, чем достигнуть покоя в позе Шавасана).
Но не менее важно последнее, четвертое правило, поначалу, впрочем, не используемое. Сущность его знакома любому мало-мальски искушенному дон Жуану: не задерживайся подолгу у одной женщины, иначе ее объятья станут удушливыми. И потому nota bene последний завет!
4. Уходи вовремя».
На этом месте взволнованный поручик с нетерпением перевернул исписанный лист бумаги. Но к его ужасу продолжения не последовало. На обратной стороне безобразным черным осьминогом раскинулось чернильное пятно. Только в самом верху сквозь его зловещие щупальца проступали остатки фразы, расшифровывающей последнее правило: «Никогда … рай боль… т… …з». Да в левом нижнем углу сохранился наспех приписанный посткриптум: «Внук мой непарнокопытный! Бди! Она жестока! Она прекрасна! Но я молился ей слишком долго…»
Так. Поручик бережно сложил листок бумаги. Мысли в голове скакали с место на место и путались. Но одно он знал точно: письмо подлинное. Почему-то именно последняя безумная приписка убедила его больше всего.
Но, самое главное, - он поверил в иррациональную систему деда.Была какая-то неосознанная прелесть, какая-то манящая сила в этом бесшабашном ухарском натиске на Фортуну, и потому Осинин-младший сразу сказал себе: «Верую!» Ему не надо было специально запоминать эти четыре правила, они тут же и навсегда отпечатались в его памяти подобно заповедям Бога на Моисеевых скрижалях.
Правда, смысл последнего правила остался неясен. Поручик еще раз- повторил про себя остатки его толкования: «Никогда … рай боль… т… …з». Чепуха какая-то! Но ведь эта заповедь понадобится лишь позже, а для начала хватит и первых трех. На душе у поручика сразу стало светло и радостно. Он принимает эти правила и будет играть!
С усмешкой вспомнив загадочные обрывки фразы «Никогда, рай, боль», поручик запел красивым баритоном памятный еще по гимназии романс: «Никогда не обрящет рай белый аист моей удачи…» Беспечно поигрывая кисточкой от халата, он вернулся в дом.
Будущее манило как рюмка рябиновой.Пригубив из миниатюрной чашечки кофе с коньяком, поручик сделал первую затяжку.Сигареты, коньяк, кофе.И надежда. Бог ты мой, что еще нужно поутру молодому холостяку, проведшему ночь в объятьях старых друзей и юных женщин?

2
Вечером того же дня свежевыбритый и подтянутый Алексей Осинин в сопровождении своих закадычных друзей, корнета фон Гессе и капитана Сербулова, направлялся в кабак. Он твердо решил в этот воскресный вечер не напиваться и вообще быть паинькой.
Утреннее происшествие как-то само собой выветрилось из бедовой головы поручика, и потому он не сразу понял, что же именно внезапно остановило его около афишной тумбы. Прервав на полуслове смачный анекдот, он внимательно перечитывал набранное аршинными буквами объявление:
ФРАНЦУЗСКАЯ ЛОТЕРЕЯ!
Выигрыш до двух тысяч рублей!
И тут его ударило: «Да вот же он, тот самый случай!»
- Господа! – отчеканивая каждое слово, повернулся он к оторопевшим спутникам. – Сегодня мы играем в лотерею!
- Да вы белены объелись, поручик! – выдохнул в изумлении поджарый Сербулов. – У нас на троих полтора целковых.
- Как раз хватит на два билета, - удовлетворенно хмыкнул Осинин и решительно направился по указанному на афише адресу.
- А что, - усмехнулся добродушный фон Гессе, прозванный в полку за веселый нрав и исполинские размеры Пантагрюэлем, - Лешка прав. Попытаем счастья. – И он вразвалку двинулся за поручиком.
- Черт с вами! – капитан безнадежно махнул рукой. – Авось выгорит.
Через пять минут все трое стояли у кассы. Получив деньги, кокетливая мадмуазель придвинула к поручику веером разложенные билеты.
Беспечно, почти не глядя, выбрав первый билет, он стал медленно сворачивать его в плотный комок бумаги. После чего, рассеянно глядя по сторонам, щелчком отправил его в ближайшую сточную канаву.
- Но месье, - француженка в волнении выскочила из-за стола, - ви даже не посмотрель виигриш!
- Победи жадность, - засмеялся поручик. – И потом, у нас в запасе еще одна попытка. – Он снова протянул руку к билетам.
- Ну уж нет! – капитан Сербулов явно не хотел наступать на грабли дважды. Перехватив руку поручика, он повернулся к фон Гессе. – Что вы стоите, как олух царя небесного? Он же издевается над нами.
Улыбка медленно сползла с курносого лица корнета. Мощной рукой он разжал пальцы Сербулова. – Подождите, капитан. Он явно что-то задумал.
А в это время поручик Осинин, закрыв глаза и затаив дыхание, осторожно проводил рукой над билетами, слегка касаясь их кончиками пальцев.
"Доверься наитию", стучало у него в голове, "доверься наитию".
И тут тонкие пальцы поручика замерли. Повинуясь внезапному толчку, еле заметному импульсу, он остановился и открыл глаза.Пальцы вытянули кусок картона, украшенный виньетками.
- Номер семь, - прошептал поручик, перевернув билет, и тут же резко повернулся к девушке. – Скорее проверьте мой выигрыш!
Сверившись со специальным списком, француженка изумленно округлила глаза. – О-ля-ля! Ви покориль удачу! У вас один из главных виигришей – тысяча рублей!
- Поручик! Поздравляю! – Корнет, широко раскинув руки, стиснул Осинина в объятьях. – Прошу учесть, я в вас верил.
- Везет же дуракам! – капитан Сербулов с трудом сдерживал улыбку. – Но, победителей не судят. Прими мои поздравления, Лешка. С тебя угощение.
Потрясенный внезапно привалившим счастьем, поручик кивнул головой. Последние сомнения исчезли. Система деда была верна. Только сейчас он понял, что выиграл гораздо больше, чем жалкую тысячу рублей.
Он выиграл сердце богини Удачи!
Через час, получив в городском банке заветную сотню золотых червонцев, поручик отложил один из них в карман, на память, а остальные 999 разделил на три равные части. По одной части он, невзирая на протесты, отдал своим друзьям, а третью, свою, немного поразмыслив, зашвырнул в тихий омут недалеко от банка.
Теперь он мог сорить деньгами, не заботясь о последствиях.Удача была у него в кармане.

3
В течение последующей недели поручик Осинин еще дважды добивался благосклонности Фортуны. Сначала – сорвав банк в казино, а после – выиграв главный приз на ипподроме.
В мгновение ока он превратился из заурядного, вечно в долгах, поручика в популярную личность, самого богатого человека дивизии. Вмиг разбогатев, он затмил своим состоянием даже прапорщика Христиани, наследника знатного купца-грека из Феодосии. Слава о баснословной удаче поручика Осинина разнеслась по окрестностям. У него появились поклонники и поклонницы. Голова у поручика пошла кругом.
Свято уверовав в непогрешимость иррационального кодекса деда, он уже не хотел довольствоваться лишь материальными подачками от Фортуны. К тому же блеск золота никогда не слепил Алексея Осинина. Азартная душа поручика взалкала большего – удачи в игре со смертью.
В следующее воскресенье одетый в щегольский цивильный костюм поручик Осинин спустился в закопченный подвальчик офицерского ресторана «Тройка». Набалдашник его английской трости сиял и переливался перламутром в свете канделябров. Тусклым золотом струился в боковой карман витой шнур от именного нагана.
Кабак встретил поручика радостным гулом. Пьяные объятья, приветственные крики, приглашения к своему столику… Дым стоял коромыслом. Сдерживая неожиданное волнение, поручик оглядел помещение. Весь цвет полка был в сборе. Момент был подходящий.
Внезапно оттолкнув очередного собутыльника, поручик легко вспрыгнул на овальный стол в центре зала. Рука скользнула в карман пиджака. Черной молнией блеснула сталь нагана. Грянул выстрел.
Тишина мгновенно окутала зал. Многие офицеры вскочили с места, ошеломленно глядя на Осинина. Чуть помедлив, поручик опустил руку с дымящимся наганом.
- Господа! – торжественно обратился он к присутствующим. – Я хочу предложить вам небольшое развлечение – рулетку смерти.
Выждав, пока уляжется шум, он продолжил:
- Правила чрезвычайно просты. Я кладу на кон весьма изрядную сумму – пять тысяч рублей, а вы делаете произвольные ставки. После этого я прокручиваю барабан в нагане, приставляю его к виску и … пиф-паф – игра сыграна. Если, паче чаяния, выстрел не будет холостым, то, - поручик с притворной скорбью пожал плечами, - я выбываю из игры и вы делите мои, уже не нужные мне, пять тысяч пропорционально своим ставкам. Если же выстрел будет холостым, то, уж не взыщите, я забираю ваши деньги себе.
Повысив голос, он добавил, заглушая возбужденный ропот среди офицеров:
- Прошу учесть еще два обстоятельства. Первое: в отличие от гусарской рулетки, где в барабане лишь одна пуля, но рискуют все, в моей рулетке шесть пуль, а рискую лишь я. Так что ваши шансы в шесть раз предпочтительнее. И второе: не пытайтесь остановить или переубедить меня, - он кивнул в сторону сидящих с удрученным видом фон Гессе и Сербулова. – Они уже вчера все знали и все равно не смогли отговорить меня. Это бесполезно. Выбор сделан, и я все равно проведу этот эксперимент, чего бы мне это ни стоило. Наконец, не забывайте, что я – любимчик Фортуны и ничем не рискую.
Последние слова гипнотически подействовали на зрителей. В ресторане повисла напряженная тишина. Неожиданно из-за дальнего столика поднялась сухопарая фигура подполковника Нищенко. Дергая простреленной щекой, он решительно подошел к Осинину:
- Поручик, как старший по званию, я запрещаю вам подобные безумства. Мы уже вдосталь нахлебались крови.
На губах поручика зазмеилась усмешка.
- Увы, подполковник, я уже не в вашей власти. К тому же никто не помешает мне проделать этот опыт дома. И тогда уже мне никто не поможет … в случае чего. Ну а вы, - он тонко улыбнулся, - лишитесь удовольствия.
В зале засмеялись. Все знали про давнюю неприязнь обоих, в свое время едва не закончившуюся дуэлью.
- Ну так что же? – поручик снова повернулся к офицерам. – Пора делать ставки. – Перевернув чью-то лежащую рядом фуражку, он швырнул ее на середину стола.
- Я играю, - розовощекий Христиани, втайне восторгающийся Осининым, кинул три сотенные купюры на дно фуражки. – Хотя и не сомневаюсь, что проиграю.
Еще двое офицеров под осуждающие взгляды товарищей сделали ставки по сто рублей.
- Итак, на кону пятьсот рублей. – Осинин был опять спокоен и холоден. – Не густо, но вполне достаточно для первого взноса на тот свет. Что ж, начнем с богом.
Смуглая рука медленно подняла наган. Кто-то перекрестился. Напряжение достигло апогея.
С усмешкой оглядев офицеров, поручик небрежно крутанул барабан нагана. Все затаили дыхание. Слышно было, как над бледной лысиной капитана Сербулова барражирует одинокая муха. Прапорщик Христиани нервно вытирал вспотевшие ладони.
- Да не волнуйтесь вы так, господа, - засмеялся Осинин и вдруг, легко вскинув дуло к виску, нажал на спуск. В напряженной тишине, как удар хлыста, прозвучал щелчок.
Осечка! Кабак тут же наполнился гулом, все с облегчением задвигались и заговорили.
- Ну и везунчик же вы, Осинин! – перекрывая шум, радостно закричал фон Гессе.
- Квод эрат демонстрандум, - отмахнулся тот и поднял фуражку с банкнотами. Секунду помедлив, он неожиданно подошел к пылающему камину и швырнул деньги в огонь.
Казалось, этот поступок произвел на общество гораздо более сильное впечатление, чем несостоявшийся выстрел. Юный Христиани вскочил с места. – Браво, поручик, браво! – восхищенно глядя на Осинина, он громко зааплодировал.
- Дурак! Позер! Мальчишка! – донеслось из другого угла. С трудом оторвав взгляд от догорающих ассигнаций, подполковник Нищенко с раздражением отбросил стул и вышел вон. Его уход несколько разрядил обстановку.
- Ну что ж, - поручик картинно развел руками, - подполковник ушел на самом интересном месте. – Он уже знал, что богиня приняла его дар, и следующий выстрел будет холостым.
- Сережа, - крикнул он пожилому незрячему артисту на сцене, настраивающему гитару, - давай мою любимую!
В ответ заплакали струны, и над притихшим заплеванным залом поплыли звуки пронзительного романса:
Бежать от тени казалось просто,
И вот нам вышел последний круг, -
А где-то в прошлом заветный остров
Со странным именем Петербург…
Поддавшись очарованию музыки, с минуту поручик не двигался. Затем, стряхнув оцепенение, медленно поднял левую руку.
- Господа! – голос чуть-чуть дрожал, хотя лицо было по-прежнему бесстрастно. – Опыт еще не закончен. – Офицеры замерли, пораженные, готовые к очередной безумной выходке. – За мной еще один выстрел. Делайте ваши ставки.
- Бросьте дурить, поручик! – закричал фон Гессе. Он был не на шутку встревожен и теперь, несмотря на выпитое, безуспешно пытался поднять свое грузное тело из-за стола.
- Право, Лешка, кончай балаган, - очнулся, наконец, и капитан Сербулов, чувствуя, что представление зашло слишком далеко.
Но ничто уже не могло остановить Алексея Осинина. Не обращая внимания на крики, он недрогнувшей рукой поднес наган ко лбу.
За мгновение до выстрела блуждающий взгляд поручика невольно остановился на покосившейся табличке над стойкой хозяина: «Водка в кредит не больше трех раз». Трех раз, рассеянно повторил он про себя. И тут в разгоряченной голове Осинина блеснула догадка. Перед его глазами вдруг разом высветилась последняя фраза из завещания тайного советника: «Никогда не играй больше трех раз».
Вот оно что, мелькнула мысль, но прежде, чем до разума дошел зловещий смысл этого правила, прокуренный палец спустил курок.
Оглушительный выстрел разорвал тишину в зале. Кто-то вскрикнул. Поручик с искаженным лицом, залитом кровью, тяжело рухнул на пол. Никто не двинулся с места.
- Поздно, - прохрипел Осинин и затих. В умирающем мозгу его вспыхнула ослепительная звезда и тут же погасла навсегда…
Слепой гитарист на загаженной сцене, привыкший к пальбе и дракам, с надрывом пел любимый романс поручика Осинина:
Красивый лоб ваш с седою прядью
Разлука с пулей обвенчает…

(с)Сергей Федин

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме