КреоМания

 

Синдром раскаяния

Автор: Briga | Дата: 21-10-2008, 13:42
- …Знаете, однажды к нам в окно залетел белый голубь… Абсолютно белый…
- Голубь? – увы, я не сдержал скептической улыбки. Благо - пациент не заметил.
Лежа на антикварной кушетке Ле Корбюзье, вот уже пятнадцать минут он внимательно разглядывал потолочную лепнину. Такая сосредоточенность заставила меня сделать некоторые пометки в медицинской карте. Я не торопил его. В конце концов, он сам пришел, чтобы пообщаться, облегчить душу, условно говоря…
– Хм… Вы уверены, Олег? Последний раз мне довелось видеть голубя еще в детстве. Думается…
- Абсолютно, - перебил он. – Какое-то время я увлекался зоологией, - голос звучал лениво, я бы сказал, апатично, словно пациент находился под действием релаксантов.
- Допустим, - я обвел рассеянным взглядом свой новый кабинет: стены красного дерева с развешанными по ним чучелами редких птиц, уходящие под потолок стеллажи, демонстрирующие корешки старинных фолиантов по психологии, психотерапии, психиатрии… На штучном паркете шкуры животных, у «французского» окна рояль – ровесник техногенной революции – кстати, к чему он мне?.. Положение личного психоаналитика Б.Б. обязывало слепо следовать ветренице-моде: той вздумалось вернуться к классике… - Но что именно вас тогда встревожило?
- Вы разве не знаете? – Олег повернул лицо, и наши глаза встретились. Меня поразила тоска, настоящая вселенская тоска, боль, идущая, как мне показалось, с самого дна души. Такой взгляд можно встретить у собаки, потерявшей хозяина, но у человека… - Птица, влетевшая в окно - знак. Знак смерти… – лицо Олега преобразилось, точно с него слетела маска. Оно быстро двигалось, искажаясь гримасами скорби, сменявшимися ухмылками, прыгало, словно жило само по себе, но боль в глазах оставалась прежней.
«Неужели истерика? Странно…» - я налил из графина воды.
- Выпейте.
Олег с жадностью схватил стакан. Руки его тряслись, зубы стучали о стекло.
- Ничего страшного, - как можно мягче произнес я. – Ложитесь и расскажите все по порядку. Начнем с того, как вы познакомились с Ириной.
- Простите, доктор, - мало-помалу Олег успокаивался, и теперь ему было неловко. Он вновь опустился на кушетку, и я заметил, как побелели его пальцы, сжавшие подлокотники. – Мне было двадцать, Ира училась младше на курс. Я ее сразу заметил, но у нее был тогда кто-то… Мы как-то вместе участвовали в студенческом спектакле, на пятидесятилетие факультета, кажется. Там и познакомились. Начали созваниваться. Помню, болтали часами напролет… - Олег улыбнулся. – Знаете, я ведь с первого взгляда в нее влюбился. На Иру весь поток заглядывался: отличница, красавица, каких поискать, а она меня выбрала почему-то. До сих пор не верится… Сами видите, я человек заурядный, в институте меня «Мышом» звали…
- Но ведь Ира полюбила именно вас. Выходит, не такой уж вы заурядный?
- Не знаю, - лицо Олега вновь сделалось серьезным. – Через два года я сделал Ире предложение. Она сразу ответила «да». Свадьба у нас была – настоящая, студенческая, всем факультетом гуляли. Родители квартиру подарили. Ирина ведь сирота, мои в ней души не чаяли.
- А об Ириных родителях вы что-нибудь знали?
- Я особо не расспрашивал. Ира рассказывала, они в автокатастрофе погибли, когда ей два года было. Потом – детский дом. Вообще, она не любила об этом вспоминать, я тоже в душу не лез… - Олег вновь уставился в потолок.
- Вы правильно делали.
- Когда появился Славик, я уже работал в одной частной конторе, хорошо получал. Потом родилась Любочка. Знаете, Ира всю себя семье отдавала. А ведь могла карьеру сделать… Столько предложений после института было, а она дом, детей выбрала. Во мне растворилась… Ведь и няню могли себе позволить – нет, все сама. Готовка, уборка, магазины… Коллеги завидовали, как мне с женой повезло, - Олег замолчал, погрузившись в воспоминания.
Сейчас ему хорошо, и я не нужен. Выдержав паузу, я спросил:
- Что произошло потом?
Олег взглянул так, точно впервые меня увидел.
- Простите, задумался, - пробормотал он. - Когда заболел Славик, врачи не понимали, что с ним. Представляете, мы даже диагноза не знали. Он на глазах умирал, а мы поделать ничего не могли. Ира где только ни была, даже в Москву сына возила… Потом нашелся какой-то целитель, знаете, эдакий Гришка Распутин, в народном духе. В последние месяцы Ира только его к сыну подпускала… А Славик все равно умер…
- Терять родных тяжело… - начал я, но Олег остановил жестом.
- Вот с того самого момента Ира изменилась. Ушла в себя, хозяйство забросила, дочерью перестала заниматься. Целыми днями у телевизора просиживала. Я предлагал отдохнуть, съездить куда-нибудь вместе – ни в какую. Тогда я отпуск взял, решил: побуду в семье.
- Правильное решение, - одобрил я. Олег сильно нервничал. Скрещенные на груди руки мелко, еле заметно дрожали, глаза блуждали по комнате, словно в поисках кого-то.
- Вечером как-то ужинали – продолжал он, - тогда уже почти не разговаривали, молчали больше… Я за Любочкой глядел: она любит перепачкаться, поросенок… - по лицу скользнула улыбка. - Ира телевизор смотрела – вечернее шоу, болтология всегдашняя. Речь там шла об обнаруженном на нашей планете «внеземном разуме». Якобы, российским уфологам удалось раскрыть его тайную миссию. С их слов, полвека назад на Земле обосновалась инопланетная цивилизация. С виду ее представители - обычные земляне: мужчины, женщины, дети. Они вступают с нами в контакт, создают семьи, рождаются дети, и таким образом происходит их постепенная ассимиляция, - Олег усмехнулся. - Знаете, я материалист, в эти дела не верю... Но в тот момент затянуло меня что-то, увлекло. Оторваться не мог от телевизора! А потом один из ученых сделал заявление: дабы не быть голословным, он готов в прямом эфире представить доказательство своей теории. После некоторой заминки - видимо, с руководством программы согласовано это не было - в студию вошел обычный с виду пожилой человек: жилистый, сутуловатый, с густой черной бородой. Он стал рассказывать о том, как на планете Х… Да, да, именно так, - смутился Олег, поймав мой скептический взгляд, - как на планете Х, откуда он родом, полным ходом идет подготовка к оккупации Земли. Однако миссия эта несет сугубо мирный характер. Ее цель – спасти человечество.
- Интересно, от кого? – выдохнул я, стараясь скрыть раздражение.
- От самих себя… По его словам, человечество изначально запрограммировано на саморазрушение, лишь внеземной разум способен остановить этот необратимый процесс... Одним словом - обычный бред. Я собирался переключить канал – жене безразлично, что смотреть, но мне вдруг показалось, что я уже видел этого человека. И тут я вспомнил: старик - тот самый целитель, что лечил Славика!.. Помнится, я сказал об этом Ирине, но она была настолько увлечена передачей, что меня не слышала. А тот человек, или кто бы он ни был, рассказывал о жизни на планете Х, жизни мирной, где нет ни войн, ни вражды, об ее обитателях, по воле Создателя, похожих на людей, как две капли воды, о том, что все мы братья, что мы должны любить и принимать друг друга такими, какие мы есть. О том, что они хотят помочь нам, - речь Олега сделалась пылкой, вдохновенной, казалось, он свято верит в то, что говорит. - И еще он подробно описал процесс обучения…
- Обучения? – не понял я.
- Да. Прежде чем отправиться на Землю, они проходят, так называемый, «тренинг» - что-то типа, курса молодого бойца.
- Любопытно… Чему там учат?
- Быть людьми, - Олег пристально посмотрел мне в глаза. - Их тренеры - земляне, выкраденные с планеты десятилетия назад, добровольно принявшие решение остаться Там... Основная дисциплина – привычки людей. Мужских особей учат говорить низким голосом, увлекаться спортом, автомобилями, пить пиво даже… «Женщин» – следить за модой, готовить, обращаться с детьми…
- Скажите, - прервал я, - если все это правда, зачем ему рассказывать об этом людям? Да еще с экрана телевизора? С ваших слов, их миссия засекречена…
Олег задумался на секунду.
- Знаете, наверное, это прозвучит нелепо, наивно… Но он верит в то, что нам нужна правда. Узнав ее, человечество не станет противиться, ведь мы поймем: нам хотят помочь. Иначе все мы погибнем… Я до сих пор не верю…
- И абсолютно правильно делаете.
- А в конце старик рассказал о том, как американцам стало известно об их миссии.
- Очень интересно…
- Вы, как психолог, наверняка обращали внимание: женские сумочки всегда набиты всякой всячиной. Нам, мужчинам, никогда не понять, зачем они таскают всюду все эти косметички, пудреницы, безделушки… Их первый агент провалилась именно на этой привычке. Ее сумка всегда была абсолютно пустой…
- Неужели американцам этого было достаточно, чтобы обвинить несчастную женщину в том, что она… хм… инопланетянка?
- Разумеется, нет. Слышали когда-нибудь о Зоне-51?
Я кивнул.
- Никакая это не военная база, как утверждают янки, а секретная уфологическая лаборатория, надежно упрятанная в песках штата Невада. Так вот, прежде чем прийти к каким-либо выводам, американские ученые провели серию опытов. В том числе, эксгумацию…
Я украдкой покосился на часы. Олег это заметил.
- Время мое исчерпано, - быстро заговорил он, - но прошу, еще минуту. В конце передачи, ведущий призвал каждого, кому что-либо известно, сообщить... – голос его звучал нервно, отрывисто. - Был дан телефон горячей линии... Я знал, ее сумка постоянно чем-то наполнена... Я заглянул в нее, когда жена ушла спать… Она всегда лежала на виду, на тумбочке, в коридоре… Знаете, в ней была бумага… Которой набивают в магазинах кожаные изделия, чтобы держали форму…
- И что вы тогда сделали? – спросил я холодно.
- Позвонил.
Я выдержал паузу:
- Вы все сделали правильно.
- Я не знал, что они заберут и Любу.
- Но ведь вы понимаете, что это не ваша дочь.
- А кто? Кто?! – Олег вскочил с кушетки. - Это моя дочь, моя жена, я погубил их своими собственными руками!
- Успокойтесь и послушайте меня, - я старался, чтобы голос звучал как можно убедительнее. - Вы поддались влиянию, вас подвергли гипнозу и обманывали на протяжении многих лет. Женщина, с которой вы жили, не человек. Ваши дети – тоже. Славик умер, что часто случается с детьми, рожденными в смешанных парах…
- Вы хотите сказать, уничтожив семью, я поступил правильно? – Олег смотрел на меня, точно побитый пес.
- Разумеется. Поймите, они - не люди. Слово «убил» к сложившейся ситуации неприменимо. Их отправили в утилизацию, и поверьте мне, это абсолютно безболезненная процедура. Возьмите.
- Что это? – спросил он, рассматривая прозрачный флакон с голубыми таблетками.
- Это вам поможет. Вы успокоитесь, а через неделю мы встретимся вновь. Извините, но время истекло. Меня ждет пациент.
- Понимаю… - Олег выглядел растерянным. Вертя в руках флакон, он медленно подошел к двери. - Значит, до следующей недели?..
- Всего доброго, - кивнул я.
Лишь дверь закрылась, я устало опустился в кресло. Болела голова. Еще один звонок и спать, спать… Я взял трубку и набрал номер:
- Соедините с шефом.
Щелчок и незатейливая электронная мелодия…
- Приветствую, - раздался как всегда бодрый голос Б.Б. – Какие новости?
- Еще один зараженный. Синдром раскаяния. Абсолютно невменяем, страдает душевными муками, неадекватен. Похоже, это начало эпидемии.
- Черт бы побрал этих гуманоидов! - в сердцах выругался шеф. – Ладно, объявляй карантин. А этого твоего… в утилизацию отправляй.
- Уже отправил... - я повесил трубку.
Ничего кроме усталости. Интересно, каково это – страдать?..
Я перевел взгляд на раскрытое окно. Над ним, в полумраке, поблескивая парой стеклянных бусинок-глаз, белело чучело голубя. Того самого, что я подстрелил в детстве…
Впервые мне было жаль его.

(с)Анна Никольская

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме