КреоМания

 

Наступит новый день

Автор: Briga | Дата: 15-10-2008, 18:04
— Чем могу помочь? — спросил клерк, потирая широкие красные ладони
— Я бы хотел заказать бурю.
— Что, простите? — вид юноши являл собой свидетельство абсолютной растерянности и удивления.
— Я сказал “буря”. Ну, чтобы ливень был, гром, молнии, сильный ветер и так далее. Вероятно, вы даже лучше меня знаете, что полагается наблюдать во время бури.
— Да, конечно, но…
— Вот, — прервал клерка высокий и худой мужчина с лицом, вытянутым так, словно его рисовали вертикальными линиями. — По-моему, это ваше.
Он вытянул из кармана широких мятых штанов клочок бумаги. Развернув бумаженцию, он протянул её молодому человеку.
— Это ведь напечатала ваша фирма?
Юноша за столом взглянул на броскую рекламу, выведенную красными переливающимися буквами. “Любая погода по вашему желанию! Только в офисах нашей компании, расположенных по всему миру, вы можете выбрать наиболее приятную погоду. “УЭЗЕР КОНТРОЛ ИНК.”, а внизу блёклыми зеленоватыми чернилами сообщалось: “Убедитесь, что настала именно ваша очередь заказать погоду”.
— Да, это наша реклама, — клерк вернул листовку мужчине.
— Что ж, сегодня моя очередь выбирать, каким будет завтрашний день в городе. Можете убедиться в этом, если взглянете в свой журнал. Имя — Джек, фамилия — Уиллоу. И я хочу, чтобы завтра была гроза, буря, шторм, это уж вашего ума дело.
— Но… позвольте заметить, что грозу не заказывали ни разу за последние… эээ, — клерк решил свериться с бумагами, лежавшими перед ним. — Да, грозу не заказывали ни разу.
— Чёрт бы вас побрал, я начинаю терять терпение. Какое мне дело до того, что там у вас было раньше! Будет завтра буря или нет?
— Ну, если вы письменно оформите заказ, то проблем не возникнет. Но позвольте ещё раз напомнить…
— Да провалитесь вы с вашими напоминаниями. Дьявол! Давайте сюда бумаги.
* * *
В три часа пополудни из гранитной глыбы “Уэзэрс контрол инкорпорэйтед” вышел Джек Уиллоу. Вид у него был вполне удовлетворённый. Солнце нарисовало тени в уголках его рта — Джек Уиллоу улыбался, потому что знал — завтра ровно в полдень разразится Гроза. Дождь, смывающий пыль каждую вторую ночь, не может до конца вычистить город. А потому Ливень пожрёт всю грязь, что забилась в щели Брансуика, пропитала крыши домов, забралась в метро. Гром, который грянет завтра в полдень, разбудит спящих людей, разбудит даже тех, кто не спит, потому как все, кто не спят в это время, в большинстве своём всё равно спят. Они живут так, словно нет сегодня, не будет и завтра, а было только вчера, на которое спящие оглядываются и опираются, повторяют те же движения, что и день назад, говорят те же слова. Завтра с неба на землю падёт электрический дракон. Он ослепит слепых и вернёт им зрение, заставит посмотреть вокруг, увидеть то, что было перед носом и оставалось невидимым. Ветер унесёт слабости, страхи и боль. Во время шторма всем придётся стать смелыми и сильными…
Джек Уиллоу сидел в аэротакси и размышлял об этом. Ни разу за всю его жизнь в Брансуике не было грозы. Не было её и во всём мире, ни разу за время существования такой вещи, как метеоконтроллер. Почему никому не хотелось увидеть молнию? Серебряные трещины взрезают брюхо неба, потроха выпадают на землю дождём и гдё-то бьют в барабаны злые духи — грохочет гром.
Завтра всё изменится.
* * *
Джек Уиллоу стоял на крыльце своего дома, опершись на дубовые перила, и курил сигарету, когда возле его дома приземлился чёрный аэрокар. Из машины вышли два человека, очень похожих друг на друга. Оба в черных костюмах с белыми рубашками. Оба гладко выбриты. У обоих улыбка больше похожа на гримасу скорби.
— Мистер Уиллоу? — спросил один из незнакомцев. Он был чуть повыше второго, но ниже Джека.
Только сейчас он разглядел, что на груди гостей были правительственные нашивки — буквы “WorCom”, Всемирный компьютер.
— Да, господа, Джек Уиллоу, — сухо сказал мужчина
— Ник Макинтайр и Дуг Фрэнсис. Мы могли бы пройти в дом и поговорить?
— Только если сначала скажете, что вам от меня нужно.
— Вас ни в чем не обвиняют, — сказал Дуг Фрэнсис, — мы хотели просто поговорить о вашем выборе погоды на завтра и, возможно, вы всё-таки измените своё решение. Сегодня это ещё возможно.
— Пустое, — махнул рукой Уиллоу, — пустое, господа. Ни к чему вам тратить своё, а самое печальное, и моё время. Я ведь старый уже, и не так много времени осталось мне радоваться жизни. Позвольте хоть те часы, пока у меня не болит то одна часть тела, то другая, провести в одиночестве.
— Мы просим прощения, мистер Уиллоу, вы, как и всякий другой гражданин, имеете полное право оставаться одному или же в обществе друзей, свободно передвигаться по территории планеты или сидеть дома, равно как и заказывать погоду по своему желанию. Но вдумайтесь, сколько вреда может причинить заказанная вами на завтра буря. Подобного не случалось ни разу за время существования метеоконтроллеров. Всемирный компьютер позволяет своему народу заказывать любую погоду, но, к сожалению, он сам не готов к грозе. Слишком давно не обслуживались некоторые муниципальные объекты, и виной тому не “WorCom”, а люди, работающие на него. Ущерб, который может причинить буря, мистер Уиллоу, составит миллионы кредитов. Мы просим вас как гражданина поехать с нами и отменить ваш выбор.
— Джентльмены, мне очень жаль, что всё может произойти таким образом. Действительно жаль. Но помочь вам я ничем не могу, а точнее, не собираюсь помогать. Пятьдесят лет из семидесяти двух, прожитых мной на этом свете, я только и слышал: “Всемирный компьютер может то, Всемирный компьютер может сё”. Тьфу, — плевок мужчины приземлился прямо перед начищенным ботинком Макинтайра. — Знаете, джентльмены, мне это надоело. Нет, правда, мне надоело всё это. Вот вы, как китайские болваны, сейчас стоите передо мной и пытаетесь хоть как-то защитить Систему. А штука-то в том, что ни хрена другого вы и поделать не можете, потому, как Мировой компьютер меня защищает. Я не сделал ничего противозаконного, а значит, ни он, ни вы, джентльмены, ничего не сделаете со мной. Можете сколько угодно убеждать меня в моей неправоте, да только вот что я вам скажу, а вернее, посоветую. Включите-ка завтра после полудня “Полёт валькирии” Вагнера, да погромче включите, чтобы ваши соседи — и те слышали, и выгляньте в окно. Думаю, тогда вы меня поймёте. А сейчас, прошу прощения, я должен вас попросить удалиться.
После того, как улетели люди-в-чёрных-костюмах, Джек Уиллоу поужинал и лёг спать.
А во сне видел он, как небо постепенно покрывается тёмными пятнами, будто кто-то с другой стороны, не спеша, прожигает его сигаретой. Наконец пятна становятся совсем чёрными и превращаются в такие же эмблемы, что были на груди его гостей. В своём сне Джек Уиллоу был молодой и сильный, он одним движением руки схватился за первое пятно и потянул на себя. С треском пятно оторвалось, и из дырки в небе хлынула вода. Так Джек срывал одно клеймо “WorCom” за другим. Наконец вся вода вытекла, и в дырах засияли яркие жемчужины-звёзды.
* * *
Полдень. Тучи сделали небо темнее асфальта, по которому шёл Джек Уиллоу. Его широченные штанины нещадно трепал ветер, словно срывал злость за то, что метеоконтроллеры заставили его так сильно напрячься. Очередной порыв ветра поднял с земли пригоршню пыли и понёс вместе с опавшими листьями куда-то, может быть, к океану, а может, за соседний дом. Вскоре шляпу Джека постигла та же участь, и она унеслась, похожая на перекати-поле, лихо подпрыгивая и кружась в своём танце.
Из неведомых и холодных глубин неба закапали первые слёзы. Каждая капля оставляла на асфальте след такой же, какой получается от разбивающегося об стекло аэрокара насекомого. Дождь пал на землю и не позволил больше ветру отбирать у него пыль и сухие листья. Он сам понёс их ручьями в водосточные каналы. Запахло озоном и в Большом животе что-то заурчало. Урчало, урчало, а потом вспышка, и как бабахнет! Джек улыбнулся, видя в каждом окне недовольные лица взрослых и напуганные, но восхищённые мордашки детей. Кто-то из ребят даже выбежал на улицы и теперь весело шлёпал по лужам.
— Бегите лучше домой, — крикнул Джек, — сейчас такое начнётся.
— Ещё чуть-чуть, — кричали дети.
Мужчина оставил улицу позади и свернул на соседнюю. Молнии вспыхивали всё чаще, и вот уже ветер закручивает толстые вихри. Жирными червями протянулись пальцы земли. Они грозили небу, а небо крутило их и шатало из стороны в сторону.
Справа от Джека лязгнула собачья конура и последовала за остальным мусором вверх, для того, чтобы потом упасть на крышу аэрокара или разбить окно дома. Громыхали и отрывались ставни и калитки, рычали плохо прибитые к забору доски, и у всех них был один путь…
Джек смеялся. Джек хохотал. Джек плакал, но слёзы его не были видны — их смывал ливень. Одинокий человек шёл вперёд, радуясь тому, что именно он, единственный во всем городе видит всё, и именно он виновник всему. Мужчина уже не удивлялся поломанным деревьям, выбитым окнам, покорёженным машинам — он удивлялся лишь тому, что ещё идёт.
Но вот удар оглушил Джека Уиллоу и старик упал. Если бы кто-то стоял сейчас рядом с ним, то он увидел бы, как из виска Джека потекла кровь. Красная змейка вплела себя в общий узор ручьёв и потоков и постепенно растворилась в нём.
Джек Уиллоу умер.
* * *
На следующее утро супруги Майкл и Элизабет Бишоп вышли на улицу искать пса. За день до этого собака убежала гулять, и теперь, как предполагал Майкл, животное погибло. Вчерашний шторм изрядно напугал Лиз и тогда мужчина забыл про Спайка. Вместо того, чтобы найти пса, пока не началась настоящая буря, он успокаивал жену, уверяя её, что всё обойдётся. Едва Майкл и Лиз сошли с крыльца, как до них донёсся лай, громкий и звонкий.
И вот пёс оставляет на груди Майкла тёмные следы мокрых лап и радостно лижет лицо мужчины. “Всё и впрямь хорошо”, — думает Бишоп. Шкура Спайка вкусно пахнет росой и еловыми ветками. Где, интересно, он переждал бурю? Майк зарывается лицом глубоко в шерсть собаки и слышит, как довольно сопит животное. Буря закончилась.
— Майк, — позвала Элизабет, — Майк, ну посмотри же.
Вид у жены был по-настоящему удивлённый и обеспокоенный
— Посмотри туда, — шептала она и показывала пальцем, — вон, видишь. Что это такое?
Взгляд Майкла Бишопа последовал туда, куда указывал палец Элизабет. Да, это и впрямь удивительно. Удивительно прекрасно.
Где-то вдалеке, но вместе с тем и так близко, находилось самое великолепное из всего, что видел народ Всемирного компьютера. Там, куда указывала Элизабет, куда смотрели в эту минуту все, кто вышел на улицу, там находилось великое Чудо, носившее имя Джека Уиллоу, который умер, улыбаясь дождю, смывшему все грехи человеческие.
Над городом перекинулась Радуга.

(с)Артем Колесов

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме