КреоМания

 

Уродливая Грэта

Автор: Briga | Дата: 13-10-2008, 14:46
Девушка смотрела на отражение в зеркале. Она знала, что некрасива, а точнее — просто уродлива. Восемнадцатилетней Грэте казалось, зеркало готово треснуть, настолько отвратительно её лицо. Сколько не думала, так и не уразумела, как у таких красивых родителей могла родиться этакая дочь. Вот брат и сестра самые обыкновенные, а она — вершина уродства. Глаза, губы, уши, нос — всё мерзкое. Даже самые дряхлые деревенские старухи в сотни раз красивее. А как же неприятно, когда парни заглядываются на ровесниц, в её сторону пускают гримасы.
Грэта отчётливо помнила детство. Отвратительная внешность малышки служила поводом для насмешек. Обиды девчушки оборачивались реками слёз, но детских слёз. Нынче всё по-другому. Повзрослев, Грэта не смирилась с участью уродины. Хорошо хоть живёт в захолустной лесной деревушке вдали от дорог. И от односельчан ей хватит уколов.
Грэта редко выходила на улицу, ведь каждая встреча с соседями напоминала о собственном несовершенстве. Немало ночей проплакала в подушку, мозг норовил ответить на вопрос: за какие грехи ей досталась такая физиономия? А быть может, вообще родители подобрали её где-то в лесу? И она вовсе не их дитя, а чадо какого-то лесного страшилища.
Схожие мысли исправно цементировали фундамент варганившейся депрессии. В последние дни девушка ничегошеньки не ела, отстранённо глядела в зеркало, слёзы потоками лились по щекам. Позавчера уныние Грэты подтолкнуло на отчаянный шаг. Она доверила жизнь воле случая. Взяла самый обыкновенный шестигранный игральный кубик, гусиное перо вывело на пергаменте несколько строк:
1 — отравиться
2 — повеситься
3 — утопиться
4 — заколоться
5 — спрыгнуть со скалы
6 — вскрыть вены
7 — жить.
Особенно ей понравилась идея с «семёркой», хотя граней на нее и не хватило.
Долго не решалась бросить кубик, а когда рука всё-таки сделала роковое движение, то выпала «тройка». Но желание Грэты не осуществилось. Из бурлящего потока её, полуживую, вытащил старший брат.
Наставления родителей не сумели отвадить от жутких мыслей. Им легко говорить, они красивые... Грэта вновь собралась прибегнуть к помощи случая.
В два счёта девушка достала из-под матраса бумажку, в той-то и завёрнут судьбоносный кубик. Сегодня уже никто не помешает: брат и отец — на охоте, мать и сестра балагурят с тёткой.
Грэта села за стол. Тяжёлое дыхание вздымало грудь. Кристаллики слезинок перебрались из уголков глаз на щёки. С неимоверным усилием дрожащая рука подкинула кубик — прямо-таки пудовую гирю. Миг — и кубик шмякнулся на столешницу, завращался. С барской неторопливостью с бока на бок перевалился он, как бы не зная, что преподнести девушке. Миновавшие секунды сдались вечностью. Кубику надоело потешаться над Грэтой, на верхней грани — две точки; жуть как похожи на глазищи ночного демона, пришедшего по девичью душу. Грэта вытерла слёзы, взор скользнул по листку. «Повеситься», — про себя прочитала девушка.
Отец хранил крепкую верёвку в сундуке. Замок поддатый братец сломал ещё в прошлом месяце. Хоть здесь удача не отвернулась. С завидной для любого шпиона осторожностью Грэта выглянула на улицу. Полдюжины детишек махают деревянными мечами, носятся, как угорелые. Для них жизнь продолжалась, а Грэте судилось уйти — уйти навсегда. Девушка прошмыгнула меж хижинами.
— Вот оно, — прошептала, глядя на разлапистый дуб.
В прыжке дотянулась до ветки, но залезть оказалось трудно. Юбку изорвала, коленки счесала.
Надёжно привязав верёвку к ветке, накинула на шею петлю. Рассчитала точно: коль спрыгнет, ноги зависнут в ярде от земли, этого вполне хватит. Всё, словно в тумане. Гнетущий груз печали тянет к земле. И вдруг заслышался стук копыт. Грэте показалось, что это Смерть скачет за ней. Та всё ближе и ближе. Зачем заставлять ждать? Веки прикрыли очи, девушка сиганула.
С каждым мгновением верёвка расправлялась. И когда под весом тела изготовились сместиться шейные позвонки и разорваться спинной мозг, раздался свист, острый клинок рассёк верёвку. Всадник не промахнулся. С глухим звуком Грэта шмякнулась на траву.
Ошарашенная девушка раскрыла глаза — перед ней незнакомец. Столь уродливых созданий отродясь не встречала. Поди, тот страшнее её самой.
Они с любопытством рассматривали друг друга. Подмечалось много общего: стройный стан, цвет глаз, форма носа, ушей...
Спаситель Грэты был седьмым сыном Гатагора — короля Перворождённых. Было очень забавно наблюдать за парой эльфов, что стояла посреди деревни гоблинов.

(с)С. Иванов

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме