КреоМания

 

Здравствуй, Дедужка Мороз

Автор: zooch | Дата: 5-10-2008, 13:40
Однажды решыл я подработать на новый год Дедом Морозом. Лежал на диване, шелушил брюхо мохнатое в раздумьях, и захотелось мне вдруг с головой окунутся в атмосферу веселой предпраздничной суеты. Да не просто так, конешно, окунуцца, а за бабло. Положение то материальное у мине всегда было сложное. А тут еще как назло разыгрался в бюджете моем самый настоящий дефолт. И фсе из-за телки.
Как раз накануне веселья, познакомился я в закусочной с одной шишигой. Забил стрелу на воскресенье. Пива купил. Очень романтические отношения у нас складывались, как в кино прямо. Только вот один момент меня смущал - чувиха отказывалась в новогоднюю ночь лизать мне яйца без подарка, а купить ей презент было тупо не за хуй, так как деньги все я потратил на фудболку «Мегадет». Мирится с мрачной перспективой праздничнова онанизьма не хотелось, поэтому пришлось наряжаться в злоебучие красные кишки, от которых несло нафталином и какими-то предыдущими артистами, брать стремную мешковину, набитую дешевыми китайскими паделками и пиздовать на утренник, трясти там своей мошонкой.
Думал йа, работа не бей лежачева предстоит. Хуле там, доброго маразматика изображать? Заучил себе приветствие в один абзац, а потом импровизируй нахуй. Я человек творческей, еще и не то могу. В ДК у мене знакомства были, так что костюм вонючий бесплатно выдали. Еще и рванину какую-то клещевую в нагрузку подарили – бороду типа, и шанкр из папье-маше, чтоб значит на шнобель вешать.
Пришол я в контору, каторая праздниками занимается.
- Вот – говорю – я могу деда мороза изображать. Возьмите меня на полставке.
А мне в лицо какой-то сука удод рассмеялся.
- Ебнулся? – спрашивает – у нас тут пидарасов горбатых жопой жрать можно. Сами не знаем, куда их девать. Правда вот спектакль «Петушок- золотой гребешок» на носу в третьем детсадике. Там актер, каторый петушка играет, электролитом отравился, и нужно яво заменить. Так шта – велкам. У нас и костюм есть. Петуха этого.
- Тьфу, блять – говорю – какой нахуй петушок! Я деда мороза играть хочу. Я по призванию отморозок, мне и бороду не нужно клеить. А петушка вашего вы себе можете в сракотан закатать вместе с костюмом.
Удод немного помолчал. Подумал над моими словами. А потом вздохнул тяжко и песдит:
- Ладно. Есть у меня один заказ. Никто не хочет за него браться, поэтому тебе отдам. Короче, нужен дед мороз на утренник в школу для детей с аткланениями в развитии. В прынцыпе, ничо там особенного нет. Нужно только текст внятней произносить.
- Хуй с ваме – говорю – с атклонениями так с атклонениями. У меня все друзья с аткланениями, так шта справлюсь я, как два пальца абассать.
- Вот и славно – мужык этот чото вдруг обрадовался так – а чтоб вам веселее было, мы вам исчо и снегурочку в придачу дадим.
Добазарились, кароче, мы. Набил я свой ибаный мешок каким-то говном, в колидор вышыл, курю, харкаю на пол. Тут смотрю – Снегурочка из парашы выходит, юбку поправляет свою.
- О! – лыбится – ты деда Мороз, да?
- Я Витя Каклюшкен – отвечаю – че внатуре сама не видишь чтоле, хто перед тобой?
Снегурка врубилась по быстрому, што лучше лишнего не песдеть и стала клянчить у мине папиросы. Покурили мы чуток, познакомились. Решил я, что можно будет и пелотку шлифануть после удачнова утренника. Мешок взвалил на горба.
- Пойдем – говорю – дети не ждут.
А Снегурка чинарь забычковала и мычит:
- Погоди, паря. Там еще Снеговик подскочить должен.
- Какой ещо в пизду Снеговик? - спрашиваю - Вы чо там совсем ебнулись все?
- А вот и нет – базарит – это коцык, он с нами участвует в постанове. Тока опаздывает чото.
Ну, я короче расстроился. Пускай думаю он в очко лупицца, этот ябучий Снеговик. Никто мне не говорил про персонажа такого.
- Ты как хошь – реву - а я пашол. Мне аванс уже выдали, пора раздать эту чертову рухлядь из мешка и на тусу отчалить.
Снегурка засомневалась, но перечить, сука, не стала. Спустились мы по леснице во двор, а нам навстречу какой-то чорт.
- Ой, Света! – кричит – харашо, што вас встретил. Подождите меня, я сейчас, только костюм захвачу.
Ну, тут уж я не сдержался.
- Костюм петушка захвати – базарю – чо рамсы попутал, опаздываешь тут. Люди тебя ждут, а ты как баран какой-то.
А пацык в залупу полез.
- Ты чо? – спрашивает – ты кто вапще такой? Я тут уже давно, а ты только пришел и сразу начальника включаешь. Сам давай одевай костюм петушка.
Я так подумал, что дальнейший наш диалог ни к какому кансенсесу нас не приведет, и без лишних аргументов прорубил Снеговика в торец.
Вот тут-то и погнали настоящие гренки.
Пацык не на шутку обиделся. Да ещо и спортсменом оказался каким-то. А я не в форме как назло, в костюме дедушки мороза. Хорошо что вовремя бороду из ваты успел на лицо натянуть и нос картонный, иначе бы мне мой родной флюгер к ибени матери свернули. Покотились мы по грязи. Балахон ебучий трещит, подарки в мешке в какое-то злое месиво превратились.
Я ору:
- Блядь, гнида тыловая, что ж ты творишь, подаркам ведь пиздец!
Да где там! Разве этого долбоеба теперь остановишь! Хуярит кулаками по мешку. Я с грустью вспомнил, што деду морозу обычно еще и посох полагается, чтобы защищаться от таких вот припижженых артистов, но теперь это уже не имело никакова значения.
Снегурка бегает вокруг, пищит:
- Мальчики, мальчики, вы что! Прекратите! Нам же к детям идти.
Снеговичара, еблан, отвлекся децл, ну тут я его и падлавил. Удушающий провел сначала, а потом, пока он кашлял, на ноги поднялся и стал адски хуярить балдой об урну.
- Вот – чиксе говорю – добро всегда побеждает зло. Теперь и на утренник идти не стыдно.
Отрахнул немного свой балыхон от грязищи, поправил слипшуюся бородень, и пагнали мы на остановку антобусную, штоб в интернат к детишкам поспеть.
Снегурка песдит:
- Ты молодец. Отпиздил этого пидора. Он мне никогда не нравился, еще и выручку мутил постоянно, и подарки налево продавал.
- Хуйня – отвечаю – я в прошлый раз Кощею Бессмертному нос сломал прямо во время спектакля, а тут какой-то снеговик-мудовик, блядь.
Тут и антобус подкатил. Стали мы щемицца в его смердящее нутро, а там дикость какая-то, меня назад выталкивают, «Бомж!», «Бомж!» кричат.
Я говорю:
- Вы чо! Я Дед Мороз, мне на утренник нужно.
- Знаем мы таких Дедов Морозов – отвечают – потом шмотки воняют и кошельки из карманов исчезают. Иди-ка ты нахуй!
Пришлось пешком кандыбать.
Прибыли мы с небольшим опозданием. Нас в вестибюле уже какая-то тедка встречала.
- О – говорит – наконец-то вы здесь, а то дети уже нервничают, аминазин кончается. Давайте скорее в игротеку проходите, начинайте ваше представление.
И на мой драный засраный балахон так недоверчиво смотрит.
Прошли мы в комнату какую-то, а там уже стульчики стоят полукругом, детишки ползают, говном пахнет, мычание стоит, как в хлеву. На стенах зверюшки всякие нарисованы с признаками убыточности на мордах, штоб, значит, деткам не таг обидно было на свете жить.
- Здравствуйте детишки – басом реву, штоб на деда было похоже – угадайте хто к вам пожаловал!
- ЫЫЫЫЫ – в ответ – ЫЫЫЫЫ.
Воспитательница ко мне подскакивает.
- Ну что вы! – говорит – У нас же специфическое заведение, вам нужно просто сценку разыграть и игрушки раздать, а не вести диалог со зрителями.
- Ясен хер – говорю – какой уж тут диалог.
- А где Снеговик? – воспитательница спрашивает – говорили же, трое будет.
- Растаял – отвечайу – глобальное потепление – это вам не в тапки ссать!
Снегурочка тем временем тоненьким голоском как запищит:
- Кто расскажет мне стишок, тот получит приз от Дедушки Мороза.
Я думаю – ебалась бы ты в рот, афца тупорылая, какой нахуй стишок, когда здесь «ы-ы» с утра до ночи. Только уж хотел внучку свою публично отхуесосить, как вдруг из задних рядов какой-то мальчик в костюме волчка встает.
- У-у! – говорит – у-у-у-у!
- Ой, Волчик-волчик! – Снегурка так умилительно в ладошки хлопает – Не пугай нас, серый волк!
А мальчик дальше:
- У-у-у! У-у-у!
Смотрю, у него из-под маски слюна течет. Голодный, наверное – думайу.
Снегурочка в раж вошла.
- Волчок, расскажи нам стихотворение про поросят. Ну-ка! Я злой и страшный… ну-ка ну-ка!
Тут уж воспиталка не выдержала.
- Прекратите! – орет – как вам не стыдно! У Степы идиотия! Вы что издеваться сюда пришли? Раздавайте подарки и уходите!
Я хотел было возразить, но тут волчок, падла клыкастая, обоссался и его увели в какое-то вспомогательное помещение.
- Ладно – говорю – не хотите концерт, как хотите.
Мешок перед собой облокотил и давай детишкам всякие обломки оттуда выгребать. Я то думал, они ща реветь начнут, а ни хуя! Лица щастьем осветились. Кому пропеллер от вертолетика достался, кому от микки-мауса голова. Кому и вовсе хуйня какая-то непонятная – не то болтики откуда-то, не то пальцы…
Я уж думал все так хорошо и закончитца, да тут как назло приключился ебаный форсмажор.
Уже почти всю дроч я из мешка извлек, как вдруг позади меня распахнулось дверко, и в игротеку бляцкий Снеговик ввалился. На этот раз в полном облачении, с морквой вместо носа.
- Все – говорит – теперь тебе точно пиздец.
- А хуй моржовый ты не желаешь отведать? – спрашиваю.
Стали мы опять драцца, но Снеговик на этот раз хорошо подготовился, экипировку надел мощную – какие-то картонные бусины, изображающие снежную тушу. Такие кулаком не пробъешь. Пришлось по корпусу меньше работать. Зато маску я проломил почти с первого удара. И морковку свернул к ебене матери. Смотрю – из нее кровища хлыщет. Хорошо, думаю.
Правда, вражина, тоже сцуко не дремала. Бороду мою нахуй сорвал, фонарь подвесил под глазом. А потом и вовсе как в реслинге стал налетать и толкаться.
Я Снегурке ору:
- Хуле ж ты стоишь, внучка чертова, давай помогай мне гасить этого терпилу.
А ей хоть бы хер. Визжит чото и нихуя не предпринимает.
Дети в страхе мычат.
А Снеговик меня теснит к окну, ничего сделать не дает, ставит блоки. Совсем уж худо мне становится.
Вдруг смотрю – какой-то мальчек с заячьей губой ползет. Я обрадовался – во таг сюрьпрайз – мальчика этова схватил и под ноги Снеговику кинул. Снеговик через препятствие перецепился, упал на колени, открылся, и пропустил путевый лоу-кик! Хотел было я ево вапще в нокаут послать, штоб не выебывался больше перед детьми, да вдруг услышал, што воспиталки уже мусоров кличут.
- Валить надо – Снегурке говорю – не то сейчас ППС подскочит, тогда такой фарш начнется, што похуй – интернат, не интернат.
Снегурка смекнула, бороду мою с пола подобрала и на выход курс взяла. На силу съебались.
С тех пор я больше в утренниках не участвую. Ну ево на хуй, месиво это. Другое дело грайндкор играть или трамадол хавать. Куда полезнее для здоровья.


(с) "ВИЧ Пичужкин"

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме