КреоМания

 

Чума на оба ваших... (окончание)

Автор: Трахтор | Дата: 23-07-2007, 17:12
Начало

Продолжение

Покопавшись в воспоминаниях, обнаружил я, почему же так долго не приезжала санэпидслужба.
Дело в том, что, учитывая количество вовлеченных в этот водоворот, на Соколинке, в инфекционной, расчищали целое отделение под чуму.
Мне, кстати, очень интересно, куда сплавляли обитальцев этого отделения. И что это было за отделение?
Кишечное какое-нибудь? Выписывали домой и выдавали каждому пробку для попы? С инструкцией, каким концом совать?
Не знаю...

Как бы то ни было, вечор приехали. Застекленные двери заскрипели, скинув замок. На пороге возник рыцарь в противочумном костюме и в противогазе. Стоит пригнувшись, глаза отважно мечутся за противогазными стеклами. За собой тянет шланг откуда-то с воли. В воздухе запахло не серой, конечно, а чем-то благородным, вроде хлорки. Кавалергард, одним словом.

А внутри готовы, ждали давно уже. Навстречу выходит доктор с колпаком на ухе, в руках дершит рушник с казенной печатью, на рушнике буханка хлеба и солонка немытая. Кланяется. Исполать, мол, освободитель.

Ну, дальше начался вывод евреев из Египта чумных в воронкИ. Не воронки, конечно, но что-то похожее на газенвагены. Жуткое дело. Настроение, конечно, соответствующее. Кто сам, понурясь, восходит, кого люди в противогазах спящими на кушетках вытаскивают, на носилки перекладывают и внутрь вносят. Те, кто снаружи страдальцам помогал, утирают слезу и знай новые звенящие пакеты втихаря уезжающим подсовывают. Менты уже с этим не борются, не могут, рукой махнули.

Еще один газенваген подали в отдельный дом под липами. Потом оттуда пришли люди и потребовали носилки.

Терапевт Ш. проснулся, увидел противогаз, сказал гордо: "Руки уберите, я сам!". И снова уснул. Отнесли.
Невролог В. с красными глазами вошел в транспортное средство, глядя вверх, в темное небо. Что-то звучало с неба, он это слышал. К груди прижимал учебник по инфекционным болезням.
Из гипсовой вывели безымянного санитара, перемазанного в чем-то подозрительном, дай бог чтобы в гипсе. Санитар глумился как чорт на блядках. Администрация стыдливо отворачивала глаза.

Всех погрузили. Машины тронулись, изнутри глухо раздался нестройный хор. Исполнялись похабные частушки. Выше, в темных окнах неврологических отделений, безмолвно белели чьи-то лица. Вообще, весь первый корпус выше приемного отделения напоминал дом с испуганными привидениями.
Внизу же горели огни, люди в противогазах развертывали шланги и таскали какие-то бидоны. Что-то потекло по полу...

На Соколинке ждали только докторов. Всех остальных уже привезли. Были там, в основном, тихие милиционеры с вокзала и бомжи. Последние находились в несколько оживленном состоянии: их уравняли с ментами, и это их по-детски радовало. Ощущали они в этом некоторую высшую справедливость.
Милиционеры, лишенные дубинок, чувствовали себя голыми. Бомжи лыбились беззубыми ртами, хлопали по ляжкам, говорили ментам: "Ну и хули теперь? Вот то-то!".
Менты попросили их поселить в отдельную палату. Там спрятались под одеяла и лежали скрюченные как богомолы.

Докторам, как наиболее многочисленным, выделили несколько палат, сказали ложиться спать. Какое там. Приемное отделение встретилось с патанатомией, надо же всё обсудить, выяснить, у кого чо есть, произвести равноценный обмен еды на напитки. Это было актуально, патологоанатомы очень хотели есть. К тому же, неплохо было бы некоторых, наконец, разбудить, поздравить с переездом.

...У сестринского поста объявился лысый, бородатый и низкорослый человек с красными глазами и книжкой подмышкой. Попросил у сестры: "Извините, не могли бы ссудить нас кружкой? Для компота.". "Откуда компот-то ночью?" - удивилась сестра. "От мамы, - мрачно ответил человек. - С собой привезли. Кружку дайте, прольем".
Ушел с кружкой. Потом вернулся и попросил воды. "Компот концентрированный" - сказал он, глядя исподлобья.

В докторских палатах движение не прекращалось ни ночью, ни следующим днем. Поздний переезд поломал к чортовой матери все биоритмы, а для доктора биоритмы - это основа. Кто-то просыпался, кто-то засыпал, пели дружно, но тихо. В гостях всё-таки. Невролог В. качался на табуретке, что-то бормотал, доставал книжку, черкал в ней карандашиком... Безымянного санитара привязали к кровати.

Так и продолжалось два дня, пока не пришли результаты анализов. Конечно, никакой чумы там не оказалось, так, какая-то хитрая восточная болезнь, но не чума. Всех отпустили.
Невролог В. хотел набить рожу молодому очень умному патологоанатому, но колеги не дали. Молодому патологоанатому и так было худо, и без битой рожи.
Терапевт Ш. нисколько не расстраивался. Что ж расстраиваться, когда вместо скучного дежурства так отменно провел время.
Безымянный санитар, говорят, уволился.
А невролог в годах С. и опытный реаниматолог О. получили по выговору, но ходили героями, подбоченясь.

Они победили чуму


© hagnir

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме