КреоМания

 

Дегустация

Автор: Стэн ГОЛЕМ от 28-07-2012, 10:03
* * *
Три глотка домашнего сидра.
Жена спросила: «Вляпался в новый конкурс?»
Нет, отвечаю, погряз в размышлениях. Мужики народ примитивный – можно сказать, одноклеточный. Стреловидный, как вектор. Думать могут одним из полушарий головного мозга (женщины сразу двумя, оттого, наверное, и попы у них круглее). Неспособность мыслить полными тремя процентами мозга лишает мужчин возможности делать два-три дела одновременно. По телефону трещать, мыть посуду и смотреть сериал, не забывая покрикивать: Вовка, сядь за уроки! – способны только представительницы прекрасного пола. Потому-то женское «нет» чаще всего означает: не спешите, я ещё ничего не решила…а что значит «да», не ведает подчас и она сама. Мужчины создают этот мир. Женщины обустраивают, мирясь с тем, что взаимная привлекательность полов с каждым годом падает, сворачиваясь в журнальный вуайеризм. Такова цена удобств, принесенных прогрессом, цивилизацией и победившими рыночными отношениями. И хватит об этом.

Сухое красное – допустим, молодое Мерло.
Шаблов, Барабанов и Решетов работали в одном таксопарке, но встречались редко.
Таксисты народ недружный, таков уж кулацкий состав работы. Сближало троицу недавнее прошлое – институтское, офисное, бездельное. Шаблов ещё не отучился пописывать, а двое других почитывать в Интернете. Однажды Шаблов, в ожидании маршрутной карты сидевший одновременно в диспетчерской и в Сети, зашёл на греческий литературный сайт, где выставлены были во множестве русские стихи, часть авторов изъяснялась к тому же и прозой. Стихами Шаблов тоже баловался, предпочитая свои и Лермонтова. Некто, по прозвищу Умка, делился грустными перспективами: «Растаю без следа, ... [Далее...]

Жизнь-смерть

Автор: goos от 23-07-2012, 16:58
Мне каждый раз страшно умирать. Потому что смерть – это всегда ад. Ни разу я не попал в рай. Наверное, рай – это выдумки, или же туда попадают, когда умирают в последний раз. Никто этого не знает.
Жизнь в очередной раз пролетела, как один миг. Счастливые часов не наблюдают, вот и я не заметил, как пришло время отправляться в этот кошмарный сон. Всю жизнь пытался не вспоминать, не думать о смерти. И у меня это получалось. Я наслаждался бытием, купался в безмятежности и радости, возносился в славе и тонул в любви, без забот, боли и горя. И с заоблачных высот смерть казалась не более, чем экстремальным приключением. Но когда крепкая паутина времени начинает опутывать, чтобы утянуть в беспросветный ужас, когда начинаешь считать каждую оставшуюся минуту, страх проникает в мысли, сковывает волю, и устройство мира кажется жестоким и несправедливым. Начинаешь искать ответы на вечные вопросы – в чём смысл смерти? Почему она возвращается каждый раз, чтобы вырвать из праздника и задушить в своих зловонных объятиях? За что? Кому это нужно? На любой вопрос, как известно, можно дать любой ответ. У меня масса ответов, я придумываю их сам, и все они ищут не столько правду, сколько оправдание существующему порядку.
Пока я живу, помню все мои смерти. Каждую их минуту, бесконечную череду погружения в небытие. Но, умерев, теряю память. Каждая смерть – чистый лист, на котором запишутся все испытания. Загадочные игры памяти спасают от безумия, спасают от разительного контраста, который способен расколоть рассудок, как горячий чай раскалывает брошенный в него кубик льда. Когда не с чем сравнить, всё кажется не таким уж ужасным, и легче переносить мучения. Если бы, умерев, я помнил жизнь, то при любой ... [Далее...]

Метод обратной психофобики

Автор: goos от 23-07-2012, 16:58
Лорд Джеймс Салливан проснулся от того, что ему приснился кошмар. Снилось, что он бежит по бесконечному узкому коридору в поиске заветной двери, за которой можно укрыться от безобразного чудовища с гниющим лицом, мёртвыми мутными глазами и клыками-иглами, торчащими из хищной пасти. Монстр настигает, а ноги лорда вязнут в полу, одежда цепляется за торчащие из стен гвозди, расстояние до спасительной двери совсем не сокращается.
Преследователь же не особо спешит, играя в кошки-мышки, и наслаждаясь ужасом, охватившим сэра Джеймса. Но лорд знает, что скоро игры закончатся, и он будет настигнут в один прыжок и разорван на части беспощадным чудовищем. Сердце стучит, лёгкие отказываются дышать, а ноги - бежать.
Монстр уже дышит в затылок зловонием разлагающейся плоти и плотоядно урчит в преддверии пиршества. Тянет лапы, чтобы вогнать когти в шею и повалить наземь. Лорд из последних сил делает рывок вперёд, но ноги подкашиваются, и он падает лицом на каменный пол. Боится оглянуться и замирает в ожидании смерти. Сверху доносится победный хохот, похожий на вой гиены.
И тут сон вышвырнул лорда в реальность. Всё ещё не понимая, где он и что происходит, сэр Джеймс вскочил, еле сдержав вырывающийся крик. Придя в себя, вытер холодный пот со лба, опустил голову на подушку и уставился в потолок, всё ещё переживая приснившееся. Мысли путались, что-то не так, что-то нужно делать, сейчас же, немедленно, но сил не было, тело всё ещё дрожало от выброса адреналина. На стене, бордовой от лучей заходящего солнца шевелились тени, от порыва ветра застонали оконные рамы.
И тут где-то далеко, приглушённо, продолжением кошмара захохотал монстр. Он всегда начинал охоту с чердака, где раньше хранилась утопл ... [Далее...]

Будем как были (Лисичка из Тампере)

Автор: Стэн ГОЛЕМ от 20-07-2012, 12:53
* * *
С ног до головы упакован Енютин, хоть сейчас на зимовку.
За плечами карабин в чехле, пятизарядка крутого калибра.
Погоняло карабина «Лось» – на лося и охотник. На каждого зверя свой ловец. С патронами ажур, и даже егерю Холонину, любезному Пал-Егорычу, готов Енютин пособить запасами крупной дроби. Для вечернего сугрева имеется бренди. Лежит, нежась в яркой посудине, под завалами гречи, консервов-равиоли – их обожает Егорыч: дурные, а пельмени! – и брикетов «Примы». Сигареты с фильтром старый егерь не признаёт. И всё не лежит, а едет, с удовольствием поправил себя охотник, разглядывая перелески, усеянные, словно мандариновыми корками, жухлой листвой. Час-другой в электричке с единственной пересадкой, и вот она, платформа в лесу.
Опрятный медвежий угол. У платформы начнётся стёжка, за стёжкой сторожка. Двери в сторожке настежь, с тылу стук топора.

Кипит пока что Егорыч, возрадовался Енютин.
Поспевает, как клюква. По грибы-по ягоды, за лосями, за дровишками.
Топор затих, но вместо старого егеря явилась дама с охапкой дров.
Ни на что не похоже: какая дама?! Такая, знаете… с трудноуловимой фигурой.
Голова непокрыта, глазами так и стрижёт. Сверху телогрейка. Снизу на даме панёва, широченная юбка клином в бело-синюю клетку, и шаровары с лампасами. Спохватясь, что выглядит идиотом, Енютин с клацаньем захлопнул рот. Шевельнулся, вроде бы дрова перенять. Незнакомка выпрямилась, обозначив дистанцию… вот они, издержки матриархата.

Енютин огляделся, чувствуя себя инородным телом.
На его счастье, из огромной конуры, не ведавшей цепи, выдвинулась знакомая морда. В чёрных клочьях шерсти, словно орангутанг.
Ньюф не ньюф, мастиф не мастиф…
– Эй ... [Далее...]

Про дядю Ваню

Автор: овк от 29-09-2013, 19:52
Эту историю рассказал мне много лет назад двоюродный дед, родные деды с войны не вернулись. Детали стерлись из памяти, но главное запомнил навсегда.

С ним служил матерый мужичище, сибиряк, прошедший всю войну, его помнили все однокашники, потому что таких людей было мало во все времена.

Про то, как дядя Ваня на войну пошел.

Герой нашей истории всю жизнь жил в глухом уголке бескрайней сибири. До ближайшего города было верст сто почти непроходимой тайги, в которой он промышлял, стреляя зверя и собирая грибы-ягоды. Раз в год, весной, дядя Ваня добирался до города, где менял пушнину на махорку, нехитрую одежу и патроны, и снова уходил в свой медвежий угол. Нелюдимый, говорил мало и коротко, лишь зыркал голубыми глазами из-под прямо обрезанной русой челки, завязывая мешок со скарбом. Бабы шушукались, глядя на могучего отшельника, мужики почтительно держались на расстоянии. Росту в нем было под два метра, а под рубахой проглядывались стальные мускулы. Говорили даже, что он медведя голыми руками задрал в смерть...

Первая военная зима была холодной и капризной, как юная дева. Под москвой немцы вмерзали в землю, а за Уралом были относительно теплые для сибири дни. В один из таких декабрьских дней к домику дяди Вани прибился беглый зек, который и рассказал Ивану про войну. Тот молча выслушал, затопил баньку, согрелся, опосля наставив беглеца присматривать за хозяйством, дал пару тумаков "чтоб неповадно было", и встав на снегоступы, пошел в сторону города...

Суеты в городе было непривычно много. Беженцы, военные сновали по обычно малолюдным улицам города, создавая неспокойную и даже тревожную обстановку. Иван спросил у первого попавшегося на пути солдат ... [Далее...]

Не родись гусем

Автор: овк от 29-09-2013, 19:40
Гоген был добрым гусем. Ходил по двору, гордо задрав клюв. Все гусыни с вожделением смотрели ему вслед, на зависть остальным обитателям птицефермы. Днями Гоген нагуливал жир, а по вечерам выбирал себе пару-тройку наложниц и устраивал грандиозную оргию. Всё было просто шикарно. Гусь чувствовал себя богом, пока не случился тот день.

Хозяйский кот Айван – толстое, откормленное сметаной мурло, сидел на крыше колодца и лизал яйца. Неожиданно, сильный ветер сорвал со стоявшего рядом с колодцем сарая флюгер, который отлетел и ударил Айвана прямо по рыжей массивной заднице. Совершив невообразимый для его весовой категории кульбит, котяра мешком грохнулся в колодец и, издав лишь жалобное «Мурр-буль», ушел на дно.

Спустя три часа, хозяйка, вышедшая во двор за водой, извлекла из поднятого ведра остывший трупик Айвана. Она долго рыдала по потерянному любимцу, но к вечеру пришёл хозяин и взяв лопату, отправился куда то с мешком, в котором нашёл свою последнюю постель толстый кот.

* * *


- Хшшшшш. Хшшшшшш. Мурррр. – Странный кашель разбудил отдыхавшего после очередного веселья с гусынями Гогена. – Проснись, красноклювый!

Гоген открыл один глаз и тут же не поверил ему: в загоне для гусей сидел Айван. Весь перепачканный в грязи, мокрый, но такой же упитанный, как и прежде.

- Гогык! Твою кошачью мать! Каг таг? – Гусь не знал, бояться ему или радоваться.

- Слушай, крылатый. И не перебивай. – Воскресший кот начал свою историю.

– Когда я утонул, то тут же отправился прямиком в кошачий рай. Ты не поверишь, брат, как там прекрасно. Огромные горы рыбы и бассейны со сметаной. Валерьянка из бочек льётся рекой. Роскошные туалеты в форме мя ... [Далее...]

Позолоченное сечение

Автор: Levonty от 29-09-2013, 07:59
Это началось когда третьеклассник(или пятирекклассник) Лёшкин нашёл где-то на чердаке в деревне старую тетрадь, на обложке которой была напечатана таблица умножения.
- Какая старь, подумал Лёшкин, сейчас уже никто не учит её, у всех были гаджеты, которые давали ответы на все вопросы даже тогда, когда их и не спрашивали, а тут чёрным по зелёному было напечатано 3х3=9
Остальная таблица была залита чем-то сладким, то ли мёд, то ли сироп, но цыфры Лёшкина просто поразили... Во-первых, это было красиво, а потом это были чистые знания, а не обычный ответ бездушного гаджета.
- Это же формула жизни на земле, подумал Лёшкин, если разделить на три по горизонтали, а потом ещё и по вертикали.... Невероятные перспективы открывающиеся перед ним слегка пошатнули всё, что он раньше считал правильным...
- Ушатаю всех! Я гений!!! - скромно подумал о себе Лёшкин и это нужно всем доказать! Невероятная красота открытой им формулы не давала ему покоя. Он огляделся по сторонам и увидел пузатый самовар, тускло поблескивающий латунью в лучах заходящего солнца. Ничего красивее в комнате больше не было.
- Ба, а самовар золотой? спросил Лёшкин.
- Позолоченный - пошутила бабушка, души не чаявшая во внуке, пацан рос работящий, крепкий и был надеждой всей семьи.
- Значит назову эту формулу Позолоченное... и вспомнив как его секли за провинности, Сечение! Позолоченное Сечение!
В класс первого сентября он вошёл как Архимед Евклидыч Лобачевский, с листком, на которым было крупно написано 3×3=9!!!
Учитель, здоровеннодвухметроворостый дядька, из-за чего его прозвали Второгодником, потёр репу и спросил: - И чо?
- А я теперь всё ... [Далее...]

В мире жЫвотных

Автор: овк от 27-09-2013, 00:53
На экране появляется Николай Николаевич Дроздов.
Дроздов, улыбаясь:
- Здравствуйте, дорогие друзья! Сегодня наша передача несколько необычна – она посвящена Интернет-зоопарку, расположенному в СетИ-Сити. Здесь представлены многообразные виды животных, ареалом обитания которых является виртуальное пространство. В рамках передачи я попытаюсь вам рассказать о наиболее интересных и распространённых представителях фауны, населяющей его обширные территории.

Подходит к одной из клеток. На прутьях клетки висит множество икон, остро пахнет ладаном. В клетке сидит неухоженное лохматое существо с разбитым лбом.
- Вот, обратите внимание, - продолжает Дроздов. – Перед вами типичный представитель православникус домектикус. Вы, конечно, спросите, почему на лбу у особи кровь? Не волнуйтесь, это его нормальные поведенческие инстинкты – каждые десять минут он бьёт земные поклоны, и бодается с представителями других видов.
Отходит от клетки с православникусом.

- А здесь, обратите внимание, другой подвид – исламникус джихадус, которого местные жители называют сусликом, эээ, простите, мусликом.
Камера показывает лохматое существо с оскаленной пастью. Внезапно раздаётся визг «Аллахакбаааар!», потом хлопок, и существо разлетается ошмётками по клетке.
- К сожалению, долго не живут… - продолжает Дроздов. – Взрываются… Или их банят…
- Это, так скажем, представители экстремальных видов. – Дроздов отходит от клетки. – Между тем в зоопарке представлена огромная палитра различных видов хомячков, вот, к примеру, один из них.

Подходит к клетке, где сидит аморфное существо с наморщенной мордочкой, напряжённо вглядывающееся в монитор компьютера, установленного в клетке.
Временами существо начинает мурлыкать от удовольствия, когда на экране появля ... [Далее...]

В бар, за девственницами

Автор: овк от 26-09-2013, 23:20
- Ну, Ибрагим, запомни: нажмешь на кнопку в кармане только тогда, когда подойдешь вплотную к ментовке? И – Алла, я в бар!
Ибрагим, молодой начинающий террорист-смертник, волнения своего перед актом старался не выдавать, хотя видно было, что желтоватые зубы его под жесткой щеткой усов мелко и дробно постукивали. Он часто покивал головой, роняя с носа капли то ли пота, то ли соплей.
- А если меня… эта… раньше остановят, э?
- Раньше? – задумался его наставник Абдулвахит. – Ну подожди, пока подойдет еще кто-то. Чтобы побольше взять с собой этих пособников кяфиров. И – Алла, я в бар! Ничего не бойся! Ты - воин джихада. Тебя на том свете ждут сорок прекрасных гурий. Все как одна цел… эээ, девственницы. Ты же хочешь девственницу?
- Хачууу!!! У меня вабще ищо женшины не было!
- Ну, вперед! Там все получишь…
Ибрагима вытолкнули из машины за полквартала до здания РОВД, и он побрел к нему под видом деревенского пастуха, загребая сыромятными чувяками дорожную пыль.
Его завербовали к боевикам несколько месяцев назад. Полуграмотный, дебиловатый деревенский парень, как вояка Ибрагим был никакой. А в смертники вполне сгодился.
Ему хорошенько промыли и без того пустые мозги, насадив в них идеи ваххабизма, самопожертвования на пути джихада. И вот отправили на его первое и последнее задание: вознести на воздух ненавистное боевикам местное РОВД. Если и не со всеми, то по возможности, с большим числом его обитателей.
Понятное дело, что вместе со своими жертвами в воздух взлетит и сам Ибрагим, вернее, то, что от него останется. Но если кяфиры прямиком угодят в ад, то воин джихада Ибрагим только в рай, где его с нетерпением дожидаются белоликие и полногрудые красавицы гурии. Целых сорок штук! И всех сорок будет поочередно лиш ... [Далее...]

Шнобелевская премия 2013

Автор: Энди от 26-09-2013, 12:12
В Сандер-театре Гарвардского университета в 23-й раз вручили если не самую почетную, то точно самую любимую в научном сообществе премию — Шнобелевскую.

Шоу началось с традиционного запуска бумажных самолетиков, приветственной речи, состоящей из двух слов - Welcome, Welcomе, а ораторов все время прерывала девятилетняя девочка словами "Пожалуйста, хватит, мне скучно". В качестве приза лауреаты получили подарочную коробку с молотком, листок бумаги, на котором рукой нобелевского лауреата написано "IgNobel 2013" и 10 триллионов зимбабвийских долларов одной купюрой.


В области медицины премию получили японские и китайские ученые за исследование влияния оперного пения на мышей, перенесших трансплантацию сердца. Мыши, оставленные в тишине после пересадки, в среднем прожили 7 дней. Те, кому давали слушать песни ирландской певицы Enya – 11, а под "Травиату" мыши прожили 27 дней. Авторы исследования вышли на сцену в костюмах мышей, держа в руках большие плюшевые сердца.

Лучшим исследованием в области психологии стала работа европейской команды под руководством Лорена Беже, доказавшей, что выпившие люди чувствуют себя более привлекательными, хотя на самом деле таковыми не являются.

Премию в области астрономии получили авторы работы о жуках-навозниках, находящих путь домой по звездам.

В области исследования теории вероятности награду получили шотландские ученые за лежащих коров. По расчетам ученых, чем дольше корова лежит, тем больше вероятность, что она встанет. Но если корова встала, то очень сложно предсказать, как скоро она снова ляжет.

Шнобелевскую премию мира разделили между собой президент Белоруссии Александр Лукашенко "за превращение публичных аплодисменто ... [Далее...]

Анна

Автор: овк от 25-09-2013, 15:35
Месть.

- Решено, умру сегодня! И день подходящий. - сказала вслух сама себе совершенно обнаженная Анна, тряхнув копной струящихся, иссиня-черных волос. День и правда был невесел, мрачные тучки принесли морось, что так заунывно скребла по крыше предбанника, в который и выскочила наша прекрасная героиня, остудиться от банного жара. Присев на лавку, Анна принялась оглаживать себя по телу, сгоняя выделившуюся влагу, при этом, с немалым удовлетворением ощущала, что кожа ее все так же бархатиста, а округлости правильны и упруги. И лишь душа ее, истерзанная поруганной честью, представлялась ей некой половой тряпкой, выброшенной в отхожую яму за ненадобностью.
-Умру, и все тут! Будет потом локти кусать! - нежная ладонь прикоснулась к гладкой, по последней моде, коже между розоватых от пара бедер. Но желания ласкать саму себя не было, больно уж мрачные мысли посещали прехорошенькую головку молодой девицы. Однако, проникнув одним пальчиком во влажную и упругую промежность, Анна стала водить его взад-вперед. Воспоминания о сладких минутах истомы всколыхнули ее разум. Внезапно, краем уха, юная озорница услыхала тихий шорох, за дверью кладовой с банными принадлежностями.
- Сенька, опять подглядывать вздумал? - нисколько не испугавшись, крикнула Анна. - Вот уж расскажу папеньке, будет тебе, на орехи!
Сенькой звали молодого парнишку, что ухаживал за скотиной в богатом имении отца Анны. Был он небольшого роста, светловолосый и кареглазый и, как говорят в народе, "не от мира сего". Очень любил он резьбу по дереву, кости, мастерил ножи на продажу. Добродушный малый, вечно с улыбкой, всем он всегда старался угодить. За что часто и влетало ему, конечно. А уж, коль застукали бы его за подглядыванием за голой барышней, быть ему битым батога ... [Далее...]

Страшная история

Автор: овк от 25-09-2013, 13:28
В тот весенний день у меня разболелась рука. Полгода назад, будучи в командировке в Москве, я неудачно упал. В итоге перелом лучезапястного сустава, гипс, в котором я работал все два месяца командировки. Перелом сросся идеально, не болел, не беспокоил, и вот на тебе! На любое движение большим пальцем — болезненный щелчок, стоит потянуться спросонья — адская боль. Печатать текст на сенсорном экране телефона стало невозможно. И так две недели. А в этот проклятый день я проснулся от боли и понял: велика моя глупость, а отступать некуда. Придется идти к костоправу.

Будучи немного с бодуна, я оставил автомобиль на стоянке и поехал маршруткой. Взяв талон, я посмотрел номер кабинета. Ага, пятьсот седьмой, значит, пятый этаж.

Поднялся я на лифте. Двери, открывшись на пятом этаже, предоставили моему взору две приколоченные доски, перекрывающие выход. Сматерившись на тупых джамшутов, я пролез под досками и осмотрелся. Дверь напротив выбита, окна зияют пустыми рамами, по полу ветер гоняет листву, хотя на дворе весна. Давненько я не был в нашей поликлинике, лет десять, если не больше. Перелом, и то лечил в Москве. В суровые девяностые здесь веселее было. Видимо, ремонт прошел с применением нанотехнологий. Хотя, может, мне на другой этаж? Нет, на валяющейся двери написано «540»...

По полу пробежала крыса, и я брезгливо отошел к лифту. «Может, ну его на фиг, — подумал я, — эту вашу бесплатную медицину?».

Там, где должна была находиться кнопка вызова лифта, густым слоем была наложена шпатлевка. Черт с ним, решил я, спущусь пешком, но сначала поищу травматолога, а потом сразу к главврачу. Такой беспредел в лечебном учреждении — уму непостижимо.

В коридоре стоял ... [Далее...]

Как с похмелья изменить чью то жизнь

Автор: овк от 25-09-2013, 01:21
Все, наверное, помнят детсадовскую примету: «На себе не показывают». Будь то объяснение, как твоему папе вырезали аппендицит, или то, как вел себя бомж – алкоголик, не нашедший вовремя денег на бутылку. Каюсь, неосознанно следую этой примете уже 30 лет (больше пока еще не прожил), а если и приходилось, то тайком от собравшихся друзей крестился, дабы со мной такого не произошло (хотя православием головного мозга не страдаю). Но вот был в жизни моей один случай, при котором осознанно пошел против своей привычки, и доволен до сих пор. А что бы рассказ был повеселее, а действо не кончилось слишком быстро, позволю себе рассказать небольшую предысторию:

Мне тогда исполнялось 25 лет, а по случаю такой даты собрал я у себя на квартире всех друзей, знакомых, а так же тех, кого друзья/знакомые с собой позвали. Пусть я их и не знал, но народу хотелось как можно больше, а ежели учесть, что каждый покупал себе спиртное сам, то вообще шикарно было. Выпил я тогда солидно, пива литров 6 успел скушать в одного (хотя кроме пива и не пил никаких жидкостей, так как сорокаградусное влить в себя не мог, и до сих пор кстати не могу, видимо организм не заточен, а воды не хотелось, ибо пиво брало на себя её функции).
Все остальные успели накидаться еще сильнее, потому что против водки и коньяка ничего не имели. Медленно, степенно, начало доходить дело до игры на «слабо». А под пьяную дудку чего только в черепную коробку не прилезет. По меркам остальных «желаний» мне досталось меньше всех. Я должен был выбрать девушку, которая возьмет в руки ножницы и мой бритвенный станок, и освободит мою голову от любой растительности. А почему бы и нет? Операция по удалению волосяного покрова прошла успешно. На эт ... [Далее...]

Одинокая история

Автор: овк от 24-09-2013, 01:46
Суд над Галиной Ивановой состоялся днем, вполне отражавшим ее настроение. Пронизывающий ветер срывал с деревьев листья и швырял на грязный асфальт, прямо под острые ножи ледяного дождя.
Галина, в вполуха слушая монотонный голос судьи, зачитывающий приговор, смотрела в окно. Редкие прохожие спешили по своим делам. Все эти ухоженные, сытые люди принадлежали другой жизни, в которой подсудимой не было места. Мужчины и женщины под зонтами, с пакетами из супермаркетов, в теплых куртках – они были так же бесконечно далеки от одетой в поношенную тонкую одежду Галины, как далек сытый лев от тощей, потихоньку свирепеющей от голода гиены.
Галю судили за кражу. В день преступления к ней в гости явился сын – такой же пьющий и непутевый, как и его мать. Не поздоровавшись, он выгреб из кухонного шкафчика остатки пенсии, в ответ на робкие возражения матери лениво шлепнул ее огромной ручищей по лицу и ушел. Видно, нашел новую «жену», и деньги нужны были позарез. «Обмыть» священный союз.
Галина заставила себя съесть две печеных картофелины, допила припрятанные на «черный день» сто граммов и отправилась в ближайший супермаркет. Этот огромный, светлый магазин напоминал ей о тех днях, когда был еще жив ее Петр, державший жену и сына в ежовых рукавицах. Петр, Петенька… Бригадир на стройке, каждую получку он вел свое семейство в кафе поесть мороженого. И маленький Егорка заливисто хохотал, когда папа шутя вымазывал крохотный носик сына белым холодным лакомством.
Как давно это было! Галина зябко повела плечами и вошла в магазин. Охранник на входе покосился на нее, но промолчал. На товары Галина особо не смотрела. Ее куда больше интересовали люди – большинство из них были такими, какой Галя в м ... [Далее...]