КреоМания

 

День города

Автор: Пенка | Дата: 18-09-2006, 16:00
Я не очень люблю, когда вокруг меня толпа, поэтому, когда позвонила Катька и предложила встретиться где-нибудь в центре, я пыталась отмазаться. Это был День города, и наличие в центре пьяных и неадекватных типов было гарантировано.
Но Катька, если закусила удила, то от нее невозможно отвязаться. Устав отпираться, я согласилась, и мы договорились встретиться на набережной через час.

Пообещав Мусику, что я непременно приеду домой после фейерверка, я начала собираться. Супруг скептически отнесся к моему обещанию, и я решила взять с собой Дусю, как гарант того, что не буду шарохаться пьяная по городу. К слову, по городу я не шарохалась. Но и домой мы не приехали.
Купив пиво на остановке возле дома, мы загрузились в таксо и отправились с дочерью навстречу приключениям на набережную.

Поясню, почему встреча была назначена именно там. Сколько я себя помню, каждый год, в нашем городе праздничный салют запускали на берегу реки. Мероприятие сие начиналось в одиннадцать вечера и длилось около 20 минут (в зависимости от количества лет, по круглым датам салют был дольше). Так как в нашем захолустье, где проживает чуть больше миллиона человек, зрелища бывают редко, то на фейерверк собирается порядочно народу. К десяти часам вечера набережную и близлежащую местность начинает заполнять прогрессивная молодежь, семейные пары с детьми, воры-карманники и бомжи, собирающие бутылки.
Мы же решили, что встретившись чуть раньше, сможем найти удобное место.

Оно нашлось быстро. Это была единственная лавочка на берегу реки, приткнувшаяся у парапета. Катька провела ревизию наших пакетов, и, прикинув хуй к носу произведя какие-то расчеты, решила, что этого нам не хватит.
- Ты пока пей, а я пойду еще пива прикуплю, потому что потом его либо негде будет купить, либо придется час простоять в очереди.
Дуся вызвалась добровольным помощником, и они ушли.

Я, потягивая пиво, щурилась на солнышко и глупо улыбалась.
- Привет, - послышалось за спиной.
- Здрасте, - ответила я, не оборачиваясь.
- Не скучно?
Я обернулась. Молодой пацан. Ну, прям совсем молодой. Нескладный подросток, штаны с мотней до колен, какая-то рубаха на несколько размеров больше, чем он, и наглая морда.
- А ты клоун? – интересуюсь я.
- В смысле?
- Интересуешься, скучно мне или нет. Развеселить хочешь?
- А тебе скучно?
- Мальчик, отдыхай самостоятельно.
Он садится рядом. Я начинаю тихо злиться. Мальчика зовут Павлик, он не мог пройти мимо одиноко сидящей симпатичной девушки, и решил составить компанию.
- Когда у тебя последний раз был секс? – вдруг спрашивает он.
Мне становится интересно.
- Десять лет назад. Итог – рождение ребенка. После этого никакого секса, а то мало ли.
- Ни с кем? – не скрывает удивления пацан.
- Ни с кем, - пожимаю я плечами. – Но последнее время меня что-то угнетает. Наверное, недостаток секса.
Я делаю задумчивое лицо, потом радостно распахиваю глаза и ослепительно улыбаюсь.
- Знаешь, Павлик, я знаю, что я сделаю!
Тут я вскакиваю, усаживаюсь на его тощие колени, обнимаю за шею, и плотоядно щелкая зубами щерясь, пытаюсь присосаться к губам, размазывая помаду по его лицу.
Еле отцепив меня, Павлик бежал не оглядываясь. Пикапер херов.
Навстречу ему шли Катька с Дусей.
- Молодой человек, эта помада вам к лицу! – крикнула ему вслед Катька. – Лелька, ты нанесла ему непоправимую психическую травму, как он теперь будет с этим жить?

До праздничного фейерверка оставалось шесть часов.
- Может, пойдем в кафе? – спросила я Катьку, показывая на крышу торгового комплекса, где расположилось несколько летних кафешек.
Катька отказалась, типа, и народу там много, и со своей выпивкой нельзя. Больше умных мыслей меня в тот день не посетило.

В тот день судьба подогнала Катьке Антоху. Он, с какой-то девицей, тусовал в стороне, ожидая, когда мы освободим лавочку. Наивный, он же не знал, что мы пустили корни до окончания салюта. Из-за этого, правда, нам приходилось бегать в туалет по очереди.
Антоха был невысоким, рыжим, из выреза свитера, заправленного в джинсы, торчала густая шерсть. Момент, когда девице надоело ждать милостей от природы, мы как-то зевнули, и не ожидали, что он все-таки останется и подсядет к нам.
- Можно? – поинтересовался культурно он, после того, как уже совершил посадку.

Катька довольно ощерилась, кивнула и элегантно закинула ногу на ногу, чтобы юбка немного сдвинулась вверх по бедру.
Я промолчала. Зачем сразу обламывать человека. Сам на Катьку напал – сам пусть и отбивается.
Мы выпили за знакомство и мило беседовали, когда вдруг моя подруга решила, что сидя рядом с Антохой, она не дает полного представления о себе. Поэтому она, не переставая что-то говорить, переместилась на парапет и села на него.

- Катя! – всполошился Антоха, - ты можешь так упасть! Еще немного и у тебя попа свиснет!
Катька осторожно посмотрела вниз. Возможно, что ничего бы и не случилось, но тут встряла Дуся.
- Попа свистнет? Это как? Засвистит?
Катька заржала, утратила контроль над телом и свалилась вниз. У парапета одиноко стояла слетевшая туфля.

Катька валялась за парапетом, возле ступенек, спускающихся к реке. Ладно, не высоко было, а то убилась бы к ебеням собачьим. Стеная и похрюкивая, она поднялась к нам.
Отделалась она шишкой на затылке, отшибленным локтем и рваными колготками.

Народ прибывал, становилось шумно, кто-то постоянно пытался присоседиться, но мы удачно всех посылали в сторону гениталий. Пиво уничтожалось с космической скоростью.
Когда начался фейерверк, у меня уже двоилось в глазах, и мне хотелось спать. Катька сидела на коленях у Антохи и делала вид, что ей совсем не хочется целоваться. Одна Дуся наслаждалась тем, ради чего мы и приехали – смотрела салют.
Меня посетила умная, как мне на тот момент казалось, мысль.
- Поедемте к Наташке, - предложила я. – Давно ее не видела.

Наташка – Катька однокашница, живущая с парнем в отдельной квартире, куда Катька часто привозит своих кавалеров, потому что к себе домой их привезти не может.
А еще у нас с Наташкой полная неприязнь друг к другу, и когда я хочу испортить ей настроение, то еду к ней, и забавляюсь ее видом. Почему-то, при всей ее развязности, она не может мне сказать в лицо все, что она обо мне думает. Наши отношения можно с легкостью назвать «заклятой дружбой».
А еще у Наташки есть Валерик, скользкий типчик, которого мы с Катькой постоянно доводим. Он редко радуется нашим визитам, потому что Наташка не дает ему с нами пить, считая, что если он напьется, то обязательно трахнет кого-то из нас.

Мы дождались, когда откроют движение, поймали машину и поехали в гости. Купив в магазине для разнообразия водку, мы поднялись на третий этаж и принялись трезвонить в дверь. Через какое-то время послышался скрипучий старческий голос.
- Кто там?
- Натаха, открывай, - орала Катька, вися на Антохе, висящим на перилах.
- Здесь нет никакой Натахи, - проскрипели из-за двери.
Катька обвела мутными глазами лестничную площадку, и, оторвавшись от кавалера, позвонила в следующую дверь.
- Мама, - прошептала Дуся, поддерживая меня, - мы не в тот подъезд зашли, кажется.
Катька не поверила нам, пока не обзвонила все квартиры. На наше счастье, жили тут одни пенсионеры, и никто не открыл двери, чтобы ввалить нам пиздюлей.

Мы спустились вниз, зашли в нужный нам подъезд, и позвонили в нужную нам дверь. Славьте яйца, дверь открыл Валерик.
Судя по тому, как он обрадовался, был он не намного трезвее нас. Еще больше он обрадовался, когда мы вытащили из пакета три пузыря водки и закуску. Валерик тут же выдвинул на середину комнаты стол, схватил телефон и принялся вызванивать друзей.

Утомленная Дуся ушла спать, Наташка, смандячив недовольное ебало, молча сидела с нами. Катька томилась в ожидании прихода кавалеров. Я безбожно хотела ссать, и жалела, что не сходила на улице. По моему разумению, было лучше сделать это в подъезде, чем в Наташкином туалете.

У них дома была пиздопротивная кошка, которую я не могла терпеть, и которая платила мне тем же. Поэтому свою одежду и обувь я всегда запирала в шкафу, памятуя о паре обоссаных ею туфлей и сумочке.
Невзлюбила меня Памела (я зову ее Помелом), после того, как однажды зимой, эта тварь прыгнула на меня, и расцарапала мне ногу, а я за это выставила ее за окно и закрыла форточку. Может и Наташка меня за это не любит.
Так вот, Памела приучена у них к туалету. Не к кошачьему лотку, как кто-то подумал, а к газетке, постеленной рядом с фаянсовым другом. Как только место на поверхности газетки заполняется, сверху кладется еще одна газетка. И так – несколько этажей. Папье-маше, блядь. Мне всегда интересно, что они будут делать, когда Памела не сможет уже запрыгивать на эту конструкцию.
Ну, в общем, я, превозмогая рвотные спазмы попистыхала в туалет, быстро сделала все свои дела, стараясь не смотреть на гробницу из кошачьего говна, и не дышать.

Открыв дверь, я тут же попала в объятия Валерика, который усмотрел в этом знак свыше и сжав меня в объятиях, впихнул обратно в туалет.
Задерживать дыхание я более не могла, потому мне пришлось сделать вдох. Отчего-то заслезились глаза, дышать стало трудно, и меня вырвало прямо на Валерку. Он испуганно, по-бабьи взвизгнул, оттолкнул меня и струганул в унитаз. Какой впечатлительный.
На визг прибежала Наташка и начала хлопотать вокруг сожителя, я же, умывшись и застирав рубашку, пошла в комнату.

Катька, раздевшись до трусов, спала на диване, свернувшись калачиком, и выставив миру тощий хребетик, похожий на гребень доисторического динозавра-дистрофика.
Я свалилась рядом, и на этом День города для меня закончился.

Занавес, йооптыть))

ПыСы: только утром мы вспомнили, что оставили Антоху в соседнем подъезде. Потом они встречались с Катькой некоторое время.
ПыПыСы: исходник уходит в корзину deg_smile.gif

© Пенка

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме