КреоМания

 

Трубочки, пять рублей и день рождения

Автор: Пенка | Дата: 13-09-2006, 16:36
Сижу как-то раз дома, хуйней всякой маюсь, заходит за мной Герка. Пошли, говорит, на Игрушку, трубочки пиздить. Игрушка – это завод театрального оборудования, у них там, на территории, хуева туча всякой хери валяется, в том числе и стеклянные трубочки, из которых мы ранетками плевались. С нами, говорит, еще Ботнарюк поедет.

Делать-то все равно нечего, поехали, говорю. Натянул трико старые, кеды и пошли мы на трамвайную остановку. Наш трамвай подошел, Валька с Геркой в трамвай зашли, я только на подножку, а они меня чуть не в рожу ногами. Пиздуй, говорят, на колбасе, а мы на тебя с задней площадки посмотрим. И не пускают же, сволочи.
Хули делать, сел на колбасу, покрепче схватился, сижу, башку задрал, а эти два уебка сверху зырят, пальцами в меня тычут и регочут. Ниче, думаю, я вам, собакам переодетым, как-нибудь тоже подосру при случае. Ладно, до Игрушки недолго ехать, а то я думал, что у меня задница отвалится на хер. И я сам от колбасы отвалюсь.

Через забор перелезли, где всегда лазили, и давай трубки собирать.
А Ботнарюк говорит, там, если дальше пройти, то можно наклейки насобирать. Наклейки – это такие хуйни, которые на кубик Рубика лепили. Этот кубик Рубика в каждом доме был. Игрушка для дебилов.
Женька-скрипач несколько недель мозг свой ебал, чтобы все цвета собрать. А я ему свой дам, он его мне накрутит, я домой зайду и через пять минут выношу собранный по цветам.
Вот он мне и говорит, Мара, если ты мне мой кубик Рубика соберешь, я тебе пятьдесят копеек дам. А хуле, пятьдесят копеек на дороге не валяются. Я и согласился. Только, говорит Женька, ты, если соберешь, никому не говори. Пусть думают, что это я такой умный. Я говорю, да век воли не видать, бля, только тогда не за полтинник, а за семьдесят копеек. Он помялся, но потом согласился. Хочется же быть самым умным.

Ну, я у него кубик взял, домой пришел, аккуратно разобрал, и вставил все по цветам. Я и свой так же собирал. Говорю же, игра для дебилов. Только, Женька, сука, мне деньги не отдал, сказал, что у него скоро день рождения, ему бабушка всегда деньги дарит, тогда и рассчитается.

Так вот. Пошли мы за этими наклейками, а там сторож. И не просто сторож, а на велосипеде. И с ружьем. И собака у него. Ладно, про ружье я спизднул. Но собака была. Лохматая такая, мелкая и кусачая, пиздец.
Это она нас первая увидела. Затявкала и к нам. Мы от нее. А она, сука (а может и кобель, у меня времени не было рассмотреть), догнала нас, и в мою ногу вцепилась. Я бегу, а она лапами упирается, рычит и за трико меня тянет. Я ее стряхиваю, а ей хоть бы хер по деревне, два по селу. И сторож еще, катит за нами на своей лисапедке, и обзывается на нас словами матерными.

Мы уже до забора почти добежали, когда злобная шавка стянула с меня трико, и я упал. Так бы сторож меня и поймал, и в школу бы, наверное, сообщили, да друзья у меня хорошие. В беде не бросят никогда.

Герка орет мне, мол, Мара, наебни ты этой собаке по башке чем-нибудь, а мы пока сторожа отвлечем. Ну, я собаку за хвост поднял, она ногу отпустила, и как-то так изогнулась и в руку мне вцепилась. Не собака, а акула какая-то. Я рукой сильно так тряхнул, она слетела и в бочку железную упала. Лаяла оттуда, прям как волкодав путевый.

А пацаны в это время сторожу под колеса все наши трубочки покидали. Он, видать, решил, ну ее на хуй, такую погоню и остановился. Велик, наверное, не его был. Пока он тормозил, да слазил, мы как раз через забор и успели перепрыгнуть.
Герка всю дорогу ворчал, что только зря съездили, а все из-за Ботнарюка с его наклейками. За это Валька всю дорогу ехал до дома на колбасе.

Дома мать мне навешала пиздюлин за рваное трико и отправила в маргаринку за молоком. Иду себе, посвистываю, смотрю, а на дороге пятерка валяется. Настоящая пятерка! Я возле нее присел, типа, у меня шнурок развязался, схватил ее бегом оттуда во двор.
А Герка уже тут как тут, у подъезда сидит. Хитрый грузин, всегда чует, где есть деньги. Ты, чего, говорит, Мара, такой взволнованный? Я ему про пятерку рассказал, у него аж глаза загорелись. Погоди, говорит, надо Ботнарюка позвать, ты за ним сбегай, а я деньги посторожу, что бы ты их не потерял.

Я за Валькой рванул, на улицу вызвал, пока вниз спускались, про деньги ему рассказал. Валька чуть до потолка не подпрыгнул. Заебись, говорит, я старшака одного попрошу, он сигарет нам купит. И не «Астру» там какую-нибудь, а «Опал». Ну, или там, «Стюардессу».

Выходим во двор, Герка сидит, сопли размазывает. Сижу, говорит, пятерку рассматриваю, вдруг не настоящая? А тут мужик какой-то, я его даже не знаю, подходит, и как заорет, что это он пятерку потерял, и что я вор. Короче, забрал он ее у меня.
Я еще сначала не поверил, а потом смотрю, Герка прямо, натуральными слезами ревет. Ну, хули, говорю. Бог дал, бог взял, чего теперь ныть. Не будешь ты, говорю, Валька курить «Опал».

Тут мать с окна орет, что я молоко все еще домой не принес. Я снова в магазин. А там продавец, тетя Люся, мать Женьки-скрипача. Приходи, говорит, Марат, к нам сегодня вечером домой, у Жени день рождения. И Вале передай, и Гере. Мы вас к шести ждем.

Я молоко купил, домой отнес, и пацанам говорю, что Женька нас пригласил, и надо подарки готовить. Ботнарюк решил, что подарит ему вымпел, ему кто-то из родственников из Германии привез, я решил ему лупу подарить, все равно без дела валяется, да и мать запретила мне ее вообще в руки брать, после того, как я весь подоконник ей прожег. Пусть Женька у себя дома тоже подоконники попортит. А Герка думал-думал, и вспомнил, что у него на балконе старый глобус валяется.

К шести пришли, там уже несколько пацанов со двора и Женькины дружки с музыкальной школы. Все такие культурные. Сидят, руки на коленках сложили, в нашу сторону зыркают. А нам по хую, подарки подарили и сидим, ждем, когда нас за стол позовут. Тетя Люся все расставила, и говорит, кушайте, мальчики, а мы пока с папой в кино сходим. Типа, весь вечер в вашем распоряжении. И ушли.

Мы по быстрому салаты сметали, и ждем, когда Женька торт принесет. А он, гад такой, сидит, томится, торт не несет. А потом такой спрашивает, мальчики вам никуда не надо? Вот так номер. Ну, мы и не стали задерживаться, подарки забрали, Женьке сказали, чтобы во двор нос не показывали и ушли. На хуй такие дни рождения.

Я, когда уходил, всем сказал, что Женька дебил, потому что сам кубик Рубика собрать не может, а просит тех, кто умней, собрать за деньги. Подавись, говорю, своими семьюдесятью копейками, все равно на них ум не купишь.

© Пенка

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме