КреоМания

 

Кошко-террор

Автор: Ур. Моральный | Дата: 25-01-2014, 20:51
Кошко-террор

Эпиграф.
Казалось, что нам – пиздец.
А оказалось – что не оказалось.


Очередное усиление, посвященное невъебенному празднику системы «Первомай».
Надо сказать, что мы с моим напарником Кальмаром накануне наслаждались прелестями жизни и ячменными напитками, а когда к нам присоединился третий - мой сосед Антошик пиво уступило вахту сорокоградусной амброзии. Естественно в связи со сложившимся с утра положением, на инструктаж к начальнику СКМ (Служба криминальной милиции) мы опоздали и, зайдя в кабинет, одарили имеющийся в кабинете личный состав мощнейшим перегаром.
- И какого хуя, мы опоздываем? – задал вопрос Васятка (нач. СКМ)
Я сразу ответил, что проспал – отмаза на все случаи жизни. А Кальмар – хуй ему в слюни, вообще выебываться не стал и молвил сука:
- Да, он проспал, я видел…
Я поднял глаза к небу и подумал: «Ой дебил, ой дебил, за что мне это а?»
- Ладно, заходите…
Мы, заняв свои места, сразу же вникли в суть диспозиции повестки дня, которая была как всегда серьезной и ответственной. Васятка вещал:
- Достоверные оперативные источники сообщают, что 1 мая возможны противоправные проявления со стороны опаснейших хулиганских элементов, а именно скинхэдов…
И торжествующе посмотрев в стол, продолжил.
Но продолжил он как-то не интересно, буднично и нежизненно-блекло. И я, с вашего позволения, изложу его слова с интригой и красками, забегая вперед, добавлю, что суть его слов, в принципе, я передал верно.
Итак:
- «В целях предотвращения рецидива ночи длинных ножей и отражения вражеских фашистских полчищ, которые в обязательном порядке посредством аццких мессершмитов под управлением лучших летных птенцов люфтваффе нанесут бомбовые удары именно по нашему району преступно десантировав дивизии, силы районного ОУРа, как всегда, переводятся на усиленный режим несения службы».
Это стратегически тактическое многоходовое наебалово позволит не допустить в подотчетном районе блицкрига и плана барбидосы, то есть иными словаме грандиозного пизделова, которое, если бы увидал галимый пендостанский ублюдок, а по савместительству режиссер «Властелина калец» Пидер Ёбаный Джексан, то летающие кровавые сопли участников его киноэпопеии претендовали бы на пачетную грамоту от начальства с обязательным занесением в личное дело.
Кроме этого, я бы хотел провести некоторые уточнения или как говорят (во всяком случае, у нас так говорили) преподаватели высших учебных заведений своим студентам - любезно восполнить пробел в знаниях непросветленных масс. А именно: отчаянные вылазки и марши несогласных (скинхэдов и бонхэдов) вырисовывались в основном в День Победы. Однако, на совещании ставки, я этого говорить не стал, оставшись со своими мыслями наедине. К слову, 9 мая тоже было усиление, прошедшее к моему удивлению в режиме полного штиля.
Я, мой напарник - Кальмар и еще один персонаж инициалы, которого в целях конспирации в этом и последующих памфлетах я называть не буду в связи с тем, что они являются довольно таки редкими и компрометировать боевого товарища мне бы не хотелось. Он был, остается и будет, не побоюсь этого слова – Корейцом, в последующем повествовании я его и буду называть – Корейцом.
Немного о Корейце.
Корейц – парняга хороший и веселый, славился тем, что в начале своей карьеры в имперском сыске (это я так возвышенно решил назвать нашу помойку) тянул лямку опером в группе потеряшек, то есть пропавших без вести. Линия деятельности у него была весьма интересная. Он разъезжал по моргам и возил на всякие экспертизы, ампутированные от мертвых тел конечности. Общеоведешную известность он получил, закинув в форточку к начальнику Следственного отдела безжизненно-одинокую почерневшую руку мертвого бомжа, мотивируя это тем, что она распространяла неприятный запах гниющей плоти. И привязав ее к веревке, он выбросил ее в окно на мороз. Замерзать на улице, в планы руки бомжа, я так думаю не входило, поэтому она, совершив аццкий вираж, спикировала в форточку указанного выше начальника. Далее Корейц продолжил службу на поприще криминалистики и стал королем дактилоскопии, я думаю, что работа «с руками» была у него в крови.
Кстати на этом пачетном месте в стародавние времена восседал его величество Камерад (наш с Кальмаром наставник), который, как он нам сам рассказывал, откатывал пальцы, весьма, хитроумным способом одновременно преподавая раздел «дактилоскопия» науки «криминалистика» всем мракобесам, которым требовалось откатать фаланги. Основными его воспитанниками были естественно бомжи. Например, когда Камераду приводили штук десять бомжей, великий комбинатор Камерад выбирал наиболее чистого и достойного, к которому мог приблизится и обучал его (ее) в режиме экстерна азам дактилоскопийной профессии. Причем обучение избранного рекрута Камерад вел исключительно в коридоре перед кабинетом, а остальные же соратники избранного (избранной) по бродячему ремеслу в обязательном порядке держались на расстоянии, соблюдая почтительное молчание. В процессе обучения Камерад почти всегда угрожал физической расправой и старался как можно быстрее окончить обучение, его можно было понять, ибо компьютерная игра манила новыми не пройденными уровнями. Когда новоиспеченный (ная) специалист криминалистики постигал (ла) премудрости папиллярных линий и узоров его (ее) поджидала производственная практика в виде мнущихся в стороне его (ее) бичеобразных знакомцев. Отдав, последнее напутствие подмастерью, Камерад направлялся в кабинет, откуда и руководил деятельностью стажера (ки). Обученный (ая) «откатке пальцев» принялся (ась) ревностно и с усердием выполнять приказ ставки, параллельно крича и поторапливая наиболее тупорылых представителей московского дна. Камерад вслух одобрял такое рвение и благосклонно нисходил до похвалы. Сам стажер (ка) усматривая в этом благоволение и милость неба, с наибольшим усердием принимался (ась) за работу, попутно собирая крупицы могущества, ниспадавшие с царственных уст, прибывая на вершине своего долга. Рассуждая примерно так: «Деловые, обратились именно ко мне, значит, оценили, отметили, разглядели силу и решимость».
Но вернемся к Корейцу.
Не долго, длилось его правление дактилоскопией. Он был предан анафеме, и низвергнут, то есть, произведен в обычные опера (хотя на самом деле это было сродни повышению; я просто хотел предать трагичность моменту низвержения). Однако долго он там тоже не пробыл - фронт «мертвая рука» требовал его вмешательства, а далее Корейц реинкарнировал и стал вновь правителем дактилоскопии… И этот замкнутый цикл продолжался до бесконечности – круговорот пиздоглазых в ментуре.
Важный момент - у Корейца была особенность: он мог отдежурить трое суток подряд, в связи с чем, сею особенность и беспезды достоинство цинично пользовала наиболее ушлая часть отдела. Глаза Корейца на его беспринципную эксплуатацию приоткрыл именно ваш покорный слуга. Поведав ему, что в эпоху технического прогресса и рыночной экономики развитые индустриальные страны вступили в интенсивный этап расширенного воспроизводства, исчерпав к тому времени все возможности экстенсивного роста. Основные перемены, характеризующие смену типа воспроизводства, были связаны с переходом этих стран к ресурсосберегающим технологиям. В связи с этим, государство на данный период времени в своей экономической политике не придает должного значения предпринимательской деятельности, поэтому происходит разрастание негативных тенденций направленных на удовлетворение деструктивных потребностей, в данном случае – потребностей эксплуататоров Корейца. Корейц осознал свой коммерческий просчет и в связи с отсутствием развитой конкуренции приступил к реализации, имеющегося у него ликвида в виде предложений услуг по замене на суточное дежурство. Кстати полученные от меня предпринимательские навыки вскоре пригодились ему снова. Когда его выпездили со съемной хаты, Корейц путем сука рейдерского захвата части кабинета Камерада переехал на соседнее с Камерадом место со всеми своими баулами и жалкими пожитками, где прожил около полугода. А Камерад, в то время мне часто жаловался на Корейца, что он сука де заебал мразь под столом жить и всеми правдами и неправдами старался погнать его ссаными тряпками с незаконно занятой территории.
Но вернемся к нашим, как говорится задержанным, квартирующим обезъянник.
Я, Кальмар и Корейц получив оперативную установку, направились на оборону вверенной части территории. Дойдя до места и приобретя пиво, которое нам с Кальмаром было просто необходимо, стали раздумывать о бытие.
- Зоебись! – сказал Кальмар, отхлебнув добрую половину бутылки.
- Базара нет! – вторил Кальмару я, чувствуя, как прохладная живительная влага растекается по организму. – Надо бы хавкой какой-нибудь приколоться…
- Да! – согласился Кальмар.
- А пошли в макдональдс, хуйли вола мрачного ебать? – подал голос Корейц.
- А че маза. Сколько бабла у кого? – спросил я.
- У меня из имущества только хуй да кеды. Мы же с тобой вчера еще все мое бабло пропили, – напомнил мне Кальмар.
- А я тебе говорил, рожа дебилойдная, давай оставим на завтра чуток. А ты: «Да по хуй! Ебать так королеву…», - передразнил я Кальмара. – А теперь последний хуй без соли дожевываешь!
- А ты, мразотник, не сильно сука сопротивлялся когда за третьим гонял на мои кровные… А у самого под стелькой наверняка бюджет какой-нибудь из черножопых стран был! - кинул мне предъяву Кальмар.
Я не успел ответить, меня упредил Корейц, введя миротворческие войска в зону зарождавшегося конфликта.
- Кочумайте, опера! Хорош скубаться! Кальмар не осли! – остановил перепалку Корейц. – Заебали, господа офицеры!
Кстати такие конфликты у нас с Кальмаром были неотъемлемой частью нашего общения и работы. Есть такой старый, как говно мамонта, прием ведения разговора с подозреваемым: хороший мент - плохой мент, а в нашем случае – один мент плохой, а другой еще хуже. Мы с Кальмаром чуть ли не всегда натурально драки устраивали, споря, кто первым злодея будет пытать, причем на глазах у этого злодея…
- Кароче… Коллеги. У меня только две сотни… - сказал я. – Слышь, Корейц, тебе деньги то нужны?
- Конечно! Давай ёпта?! – отозвался он и потянул свои культяпки.
- И мне нужны! – остудил его пыл я.
Кальмар засмеялся:
- Вот она какая, алчная корейская девчонка…
- Суки паскудные! – обиделся Корейц.
Эта тоже еще одна особенность, когда у нас с Кальмаром вступал в силу пакт о ненападении, мы не отказывали себе в удовольствии подъебывть Корейца.
- В общем, Корейц! Белая гвардия, Черный Барон — снова готовят нам царский трон! Нужен от тебя поступок — почти героический и чуть-чуть волшебный… - сказал я, а Кальмар сразу понял, куда я направляю тему (мы тогда понимали друг друга почти без слов) продолжил:
- Ты же потомок великих императоров Поднебесной, которые славятся мудростью и великодушием…
- «Ты что плетешь, гад?» - мысленно спросил я у Кальмара – «Поднебесная – это Китай! А не Корея! Двоечник!»
- «Да, по хуй! Все они из одной глины…» - мысленно ответил мне напарник. А, вслух пел:
- …и которые никогда бы не допустили того чтобы их братья по оружию могли изнывать от голода. Ведь как же тогда самурайская честь?
- Вы к чему меня падлы склоняете?
- Корейц, ну купи плюшек, жрать охота, как медведю бороться! – разрядил я обстановку.
- Ну, ебана рот, так бы сразу и сказали. А то пиздят, хуй просышь о чем… Шевели ягодицами, - молвил Корейц и мы направились к пендоской харчевне.
Зайдя в ресторан на букву «М» (Мертвый клоун) я и Корейц отрядили Кальмара на второй этаж с целью наблюдения за охраняемой территорией и с последующим занятием мест для будущей трапезы. Как мы потом увидели, Кальмар действительно выбрал выгодную позицию для обозрения, но все равно не спасшую нас от нападения внешнего агрессора.
Этот аристократ сыска и контрслежки вместо того, чтобы вести наблюдение за происходящим на небольшой площади, расположенной напротив таверны «Мертвый клоун» из окон, в целях исключения опасности расшифровки, занял тактически неверное местоположение относительно интересующего объекта. В соответствии с психологией слежки, именно такая позиция сидящих спиной к окну, равно как и к событиям подпадающих под идентификацию противоправных, является,– неприемлемо хуёвой, как потом, слабо говоря, выразился Корейц.
Пока Кальмар сидел спиной к окну на втором этаже, а Корейц увлеченно пересказывал корчмарю за кассой, какие пластмассовые плюшки, он желает сегодня употребить, я увидел, как через главный выход харчевни вломилась толпа человек, чтоб не спиздеть 8-10 может и больше, наших будущих врагов, состоящая из каких-то вырожденцев, выглядевших так: длинные, сутулые, горбатые, лохматые, прыщавые и с ними еще пара лахудр-уебанок с текущими тенями на ебальнках и с головами похожими на унитаз, как в нашей конторе.
Глянув на этот кошмар, на руках у которого находились коробки с живым мяукающим семейством кошачьих, я произнес роковую фразу:
- Я так понимаю тут клуб любителей кошек…
И после того как я это изрек…
Нечисть чернознакая двинула стада…
Один из этих мудорогих задротов, напоминающий нечто среднее между клизмой и сука смертельно больной клизмой, состряпав некое подобие грозного оскала ебла, с боевым кличем:
- СВОБОДНАЯ КАССА!
Метнул кошко-снаряд в сторону кухни, где на тот момент, я думаю, полным ходом шла выпечка пластмассовых ватрушек.
Повинуясь турбулентным потокам, по несложной траектории артиллеристский кошко-выстрел во время полета пошел на смещение и самоотверженно протаранил прейскурант цен, висящий над кассами, тем самым не оправдав возложенных на него надежд, аццкого канонадца.
Мы с Корейцем от такой наглости просто охуели! Это был реализуемый на наших глазах - теракт, причем с применением бомбардировки животными!
«Это же, блядь, полный пиздец! Причем нам!» - вихрем пронеслись у меня в башке мысли. – Если мы сейчас не восстановим общественный порядок и не отразим атаку этих жутких уебищ, то в Розыске нам точно не работать!
Мельком глянув на Корейца, мы не сговариваясь двинули на стоящих ближе всего к нам лохматым пидормотам.
- Вы чего, суки, творите!? – безадресно спросил я.
Передовой отряд армии кошко-ракетчиков, не обращая на мой вопрос никакого внимания, готовился к массированной атаке и проводил артподготовку кошко-зениток, вытаскивая их из кошко-коробок.
Быстро преодолев расстояние, отделяющее нас от банды кошко-педорасов, я и Корейц почти синхронно вольтанув по еблам ближайших к нам злодеев, геройски помешали им метнуть кошко-гранаты, которые были уже изъяты из кошко-баулов. Усмотрев в наших действиях, срыв кошко-залпа, остальная погань, приготовилась к активному сопротивлению.
И тут у меня в башне пронеслась еще одна мысль: «Да, блядь! Я же опер - представитель закона и порядка! По бункерам, сявки!».
У Корейца мысли, судя по всему были идентичны моим, в чем я и убедился ибо макдональдс прорезал дикий рёв:
- УГОЛОВНЫЙ РОЗЫСК! ЕБЛА В ПОЛ! ПО НОРАМ, СУКИ!
И началась неибическое мясорубилово с визгами, криками и завыванием отпизженных кошко-мётов. Полетели стулья, подносы и бумажные стаканы, кто-то запустил очередной раз кошака, кто-то заорал: «Милиция», а кто-то заорал: «На хуй, милицию!» Тут же подорвались обычные посетители и завсегдатаи харчевни и со звериной конфигурацией рыл ринулись в бой.
Скажу сразу, что на нашей стороне был сыскной опыт и ебанутые головы, а на их численное превосходство и внушающая страх внешность, поэтому, как говорится, никто не хотел умирать.
Отправив в околоземное пространство двух-трех кошко-террористов, я осмотрелся в поисках Корейца. Вокруг аццкое махалово. Рядом со мной раздаются хлесткие как удар бутылкой по пизде хлапки по ебальникам. Смотрю по сторонам: тела вокруг либо падают, либо летят, либо уже валяются. Есть думаю, жертвы с обеих сторон. Корейц же, догнав у выхода какое-то чучело с кошкой в руках, сидел на нем сверху выписывал нехуевой пизды и дико орал ему в ухо:
- РАСФАСУЮ ТАК, ЧТО В МЕДСАНБАТЕ НЕ ЗАПЛОМБИРУЮТ!
Минут через пять после начала драки этот театр осознал свой фатальный прокол и провал премьеры жестокой игры с животными, разделившись, на две группы принялся отступать к выходам. Большая часть кошко-демонов двинула на позиции Корейца, то есть к главному выходу. Остальная орда пыталась прорваться сквозь меня. Это удалась не всем. Двоих самых злостных я задержал путем выписывания мавашей, одному - в район живота, и второму - в округ зубов.
- Держи дверь! – крикнул я какой-то тётке, которая охуевшими зенками втыкала, на корчившихся на полу кошко-террористов и стояла рядом со вторым выходом. А сам поспешил на подмогу Корейцу, как говориться: «Сам погибай, а за товарища отомсти!» Да чуть не забыл - эти двое, когда я помчал на выручку Корейцу, придя в себя, наебнули по тетке и ушли в отрыв.
Соединения кошко-стрельцов безуспешно атаковали редуты Корейца, который можно сказать грудью ложился на амбразуру, прикрывая выход из макдонольдса посредством тушки отпиженного им чучела. Когда я подоспел, кошко-террористы прорвали оборонительные укрепления Корейца, проще сказать они просто вынесли на улицу его, отпизженного им долбоеба и входную дверь макдонольдса. Причем во время прорыва отцепили Корейца и дверь, бросив их на проезжую часть, а отпизженного унесли с собой.
Я помчался в погоню. Корейц отстал.
Кошко-злодеи, узрев опасность, решили уходить поодиночке и рассредоточились, но одного из них я все таки достал.
После непродолжительной погони кошко-спринтер понял, что ему не уйти от возмездия. И он, остановившись и приняв стойку мокрожопого пидора из серии не бейте, лучше обассыте, приготовился сука бля к бою. Увидев это, мне стало смешно и я, давясь от смеха с разгона захуярил ему в ебасос нехуевый хук справа, а дальше начал беспощадно рвать на лоскуты.
- Хорош, ебана в рот! Ты его убьешь на хуй! Он нам живой нужен… – услышал я за спиной крик Корейца, который увидев, что я вошел в раж оттащил меня от не состоявшегося кошко-диверсанта, короче весь кайф обломал, сука пиздоглазая.
Аццке задержав, потенциального кошко-бандита мы отбуксовали его в макдональдс, где к тому времени были вызваны резервные части и организован временный штаб по ликвидации последствий кошко-террора.
Попинав слегка ногами, единственного захваченного в плен кошко-террориста, которого приехавшие, с нашего отдела, ППСники отвезли в обезъянник, мы с Корейцем поднялись на второй этаж.
- Ну, вы, блядь охуели! Чё, так долго? – спросил Кальмар, который как я уже упоминал, сидел спиной ко всему происходящему.
Мы рассказали ему о вышеизложенном.
- А чего меня не позвали а?! Я бы попизделся!
- Вообще я тебя звал, - сказал я, - Но, ты, ни хуя не слышал.
- Да чего ты ему объясняешь, твари безмозглой… Ай-ай, блядь, больно ёпта… - завопил Корейц.
Да! Я же забыл сказать, что ему нанесли страшные раны в виде смертоносных царапин на руке. Прям каламбур, не зря у него работа «с руками» была в крови. И девчонка-официантка смазывала раненого ветерана кошко-войн лечебными маслами.
- Твое дело сосать, сука корейская! – обиделся Кальмар.
- В хуй изыди, насекомое! – огрызнулся Корейц и показал Кальмару средний палец здоровой руки.
- Ну, не расстраивайся солнышко! – успокаивал я напарника. - Сейчас похаваем и пойдем в контору, там ты с ним и поиграешься…
В конторе единственно-захваченный кошко-трофей оформили по хулиганке, а Васятка (нач. СКМ) всячески пытался повесить на него еще и статью, предусматривающую жестокое обращение с животными. В прочем это и не удивляло, когда Васятке доложили об инциденте в харчевне «Мертвый клоун», его мозговая система наверняка подвисла и реагировала только на позывные: «Палка, слышишь меня, Палка, прием Палка, ответь Палка, это я Палка…». Тут ничего не поделаешь показатели превыше всего.
Ну, а мы после того, как Кальмар наигрался с захваченным кошко-пленным, аццке отхуярив его коробками из под кошко-бомб, победоносно продолжили водружать красное знамя на крышу Рейхстага под шквальным огнем эсэсовских батальонов.

Посвящаю, железному самураю,
у которого три года подряд
не было отпуска…

© Ур. Моральный

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме