КреоМания

 

Бюро особых ритуальных услуг

Автор: IKTORN | Дата: 21-12-2013, 15:15
В приемной «Бюро особых ритуальных услуг» тихо плакала элегантная женщина средних лет. Респектабельный мужчина держал ее за руку. С первого взгляда было видно, что спутник женщины убит горем. Ему приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы выглядеть спокойным, оформляя заказ.
-- Значит, вы предпочитаете именно эту модель? – уточнила сотрудница бюро, в строгом коричневом костюме в мелкую полоску, демонстрируя модель гроба из каталога.
-- Да, - мужчина быстро взглянул на бейджик сотрудницы, – и, Альбина, непременно, с розовой обивкой внутри.
-- Я понимаю, - кивнула Альбина, - должна только заметить, что хороним мы исключительно в закрытых гробах. Проститься с ней вы сможете за день до обряда отпевания...
-- Проститься, - обронила женщина, убрала платок от глаз и посмотрела прямо в лицо своему спутнику, - проститься, - тихо повторила она и на ее лице вдруг засияла улыбка, обнажив безупречно-белые зубы. Затем она резко развернулась, вцепилась руками в мраморную полку стола заказов и закричала: - Нет! Нет, не хочу!
Мужчина тут же бросился к ней.
-- Элен, прошу тебя, милая. Элен, - начал он уговаривать спутницу, крепко обнимая ее за плечи, - простите, это истерика, простите, - скороговоркой проговорил он, обращаясь к сотруднице. Альбина мысленно усмехнулась привычке переделывать имена на иностранный манер и протянула ему на четверть наполненный стакан.
-- Дайте жене. Это валерьянка, пусть выпьет.
Через четверть часа женщину удалось успокоить, муж отвел ее к машине и вернулся в приемную.
-- Простите еще раз, умерла наша заветная мечта.
-- Я понимаю, - сдержано ответила работница бюро, - ведь мы единственное в городе бюро, которое провожает мечты в последний путь. Это всегда тяжело.
-- Значит, в пятницу, - проговорил он, глядя перед собой тем отсутствующим взглядом, который бывает у людей, потерявших самое дорогое.
-- Да, до этого тело вашей мечты будет находиться в нашем морге. В четверг можете прийти попрощаться и заберете ее в субботу.
-- Но почему в закрытом гробу? Ведь она так прекрасна!
Их разговор внезапно прервал телефонный звонок.
Альбина извинилась и подняла трубу,
- Бюро особых ритуальных услуг. Нет, нет, людей мы не хороним, - добавила она после паузы, - Гроб тоже нельзя заказать. Это очень дорого. Да. Только мечты. Всего доброго.
-- Для похорон людей мы даже не предлагаем нашу продукцию, - пояснила она заказчику, положив трубку, - гробы Артура Вениаминовича – произведение искусства, родственникам такие дорогие гробы не заказывают даже очень богатые люди.
Да, по поводу закрытого гроба... Поверьте, Артур Вениаминович знает свою работу. Этого требуют условности обряда.
При упоминании имени хозяина бюро, мужчина вздрогнул. Имя Артура Вениаминовича знали все. К нему относились с почтением самые влиятельные лица города, испытывая страх от одной мысли, что рано или поздно любой из них может оказаться в числе клиентов.
-- Хорошо, - кивнул мужчина, - счет пришлете по почте?
-- Да.
Заказчик попрощался и спешно покинул помещение.

* * *


Артур Вениаминович, по праву считавшийся "архитектором эксклюзивных гробов", никогда не работал по пятницам. Точнее, не создавал шедевров похоронного зодчества. Вечер каждой пятницы был отведен для обряда над мертвыми мечтами, которые поступили в течение недели. Красивые гробы – всего лишь верхушка айсберга. Прежде всего люди платили, чтобы мечты были правильно отпеты и благополучно отошли в мир иной. Именно поэтому Артур Вениаминович всегда вызывал у окружающих такой благоговейный страх. Все в городе знали – он единственный, кто умеет.
Он приехал на работу, как и обычно в этот день, к девяти вечера, когда в здании никого уже не было, зашел с чёрного хода, через мастерскую. Не включая свет, он прошелся по мастерской легкой походкой, снял плащ, машинально отряхнул несуществующие пылинки со смокинга, неспеша подошел к окну и сел в свое любимое кресло-качалку.
«Мечты, мечты, мечты,» - подумал он. В городе, наверное, его считают бездушным чудовищем, сколотившем огромное состояние на чужом горе. Пусть. И, конечно же, верят, что мечтать он не способен.
Артур Вениаминович вспомнил время, когда умерла его первая мечта. Как было тяжело. Тяжело и больно.
Он еще долго не мог оправиться от потери. Пока не появилась другая мечта. Она сбылась и породила третью. И тогда Артур с ужасом вспомнил, как когда-то чуть не похоронил себя.
Он понял, что это было не правильно. И пообещал , что будет напоминать себе об этом как можно чаще.

* * *


Черной-черной ночью, в абсолютной темноте у окна, в огромном, едва покачивающемся кресле-качалке, сидел человек в черном костюме. На беспросветно-черном небе, затянутом тучами, неожиданно появилась одна звезда, затем другая. Из-за тучи медленно выплыла скорбная луна. Мягкий, призрачный свет воровато проник в помещение, выхватил из темноты детали строгой обстановки. Мастер словно дожидался этого момента. Он встал и окинул взглядом четыре открытых гроба посреди мастерской. Бледные, мертвенные блики света заиграли на лакированных боках, подчеркнули красоту исполнения и безупречность полировки. Артур Вениаминович подошёл поближе и внимательно посмотрел на трупы.
Одна умершая мечта никогда не была похожа на другую, но все они неизменно напоминали химер, украшающих Собор Парижской Богоматери. С такими же хищными оскалами, когтистыми алчными лапами и белками выпученных глаз без зрачков, какими великими и прекрасными ни казались мечты своим хозяевам, мёртвыми они были неизменно омерзительно-уродливы.
«Настоящая мечта, разве может она умереть?» – в который раз подумал Артур Вениаминович. «Уродливые дети больных родителей,» - вздохнул он про себя, захлопнул одну за другой дубовые крышки, ловко вскочил на гроб, стоящий первым и, как многие годы подряд, не спеша и с чувством начал бить чечетку.
Свой любимый танец.


Часть 2


Декабрь выдался морозным и снежным. Артур Вениаминович, держа за руку любимого внука, семилетнего Диму, вышел из торгового центра и поспешил к машине.

- Мы - молодцы! Всем подарки купили, - заключил внук.
- Да, вернутся родители из поездки, мы им под елку положим.

Родители Димы уехали отдыхать куда-то на острова в Индийском океане и оставили его на попечение деда. Праздник для Артура Вениаминовича и его супруги.
Скрипя снегом дед с внуком подошли к машине и сели внутрь. В кармане Артура Вениаминовича разрывался мобильный.

-- Да сейчас я, - он долго рылся в кармане дубленки и наконец-то извлек телефон.
Звонили из «Бюро».

-- Алло…
-- Артур Вениаминович, срочно приезжайте! – судя по голосу, Альбина была очень взволнована.
-- Что-то срочное? Я с внуком.
-- Приезжайте, Вы должны это видеть.

Артур Вениаминович взглянул на ребенка, устроившегося на заднем сиденье, подумал, что Альбина по пустякам беспокоить не будет, но все же ответил:

-- Хорошо, только Диму домой отвезу. Буду минут через двадцать.


* * *


Он стремительно вошел через главный вход «Бюро» и направился прямиком к Альбине.

-- Что произошло?
-- Идемте в морг. Вы должны это видеть, - Альбина, как и обычно, изъяснялась сухо и коротко, хотя и была заметно взволнована.

Они вышли из приемной, прошли по длинному коридору и оказались в морге, где хранились умершие души. Холодильник, точь-в-точь, как в хорошем современном морге, только с миниатюрными ячейками.
Альбина взялась за дверцу одной из ячеек и сильно потянула.

- Вот, поступила полчаса назад.

Артур Вениаминович заглянул внутрь. На оцинкованном ложе была Мечта. Она разительно отличалась от тех химер, которых приносили обычно. Скорее, она была похожа на миниатюрную балерину в серебристом трико, уснувшую и лежащую на полупрозрачных крыльях, похожих на стрекозьи. За всю жизнь Артур Вениаминович не видел ничего более красивого. От нее, даже мертвой, шло легкое свечение.
Он вздрогнул.
«Кто же мог позволить ей умереть?» - пронеслось в голове.

- Клиент заказал самый дорогой гроб, - сообщила Альбина. – На церемонию, сказал, не придет. Рассчитался наличными, полностью.

Артур Вениаминович вздрогнул еще раз и слегка пошатнулся. Нет, он не возьмется! Он не станет бить издевательскую чечетку на гробу такой прекрасной мечты.

- Отказать, - тихо проговорил он, - найдите клиента, извинитесь и верните предоплату.
- Но… - попыталась возразить администратор, в этот момент раздался тихий вздох. Они переглянулись и посмотрели на Мечту. Та вздохнула еще раз, пошевелилась, открыла глаза и вновь потеряла сознание.
- О, Боже… - простонала Альбина.
Артур Вениаминович растерялся, быстро взял себя в руки и протянул ей ключи:

- В машину! Вы поведете!
- Но я…
- Быстро!
Непослушными руками он уже срывал с шеи теплый шарф, чтобы укутать в него еще живую мечту.

- Бегом к машине!

Альбина бросилась вон из помещения. Артур Вениаминович осторожно уложил Мечту на шарф, укутал ее, как младенца, и бережно прижал к груди. Никогда, никогда в жизни он не видел такой прекрасной мечты. И у него никогда не было подобной. И никогда не будет, он четко это понимал.
Его желания всегда были простыми, мечты – земными, цели - понятными. Все время жил, довольный крепкой семьей, радовался бизнесу, который позволял ему и его детям ни в чем себе не отказывать. Пусть так и останется. Кесарю – кесарево. Но раз судьбе угодно, он не пройдет мимо. Спасет эту мечту. Не для себя, для других. Получится или нет – неизвестно. Любой ценой. Спасет и отпустит. И будет знать наверняка, что не напрасно прожил жизнь, что был к чему-то причастен и сделал мир лучше.

- Ты будешь жить! Будешь, - упрямо твердил Артур Вениаминович, толкая плечом двери. По его лицу текли слезы. - Только живи!

* * *


Сон. Все тот же сон. Третью ночь подряд. Страшный сон, из-за которого он не ложится без снотворного. Из-за которого понимает, что обязан что-то предпринять. Прогнать Мечту, которую спас несколько дней назад. Из-за которой временно оставил работу и привез домой. Пусть уходит! Пусть найдет себе достойного избранника.
Опять все тот же сон.

Лошади, сильные и страшные роют копытами землю, становятся на дыбы, их мускулы переливаются под кожей. И чуть поодаль – хозяева. Спешившиеся всадники, прискакавшие с разных сторон и остановившиеся здесь. Они стоят полукругом возле грубого дубового трона. Их лица озаряют вспышки молний. Их легко узнать: Александр Македонский, Петр I, Колумб, Сократ и Архимед. У каждого в руках богато украшенный сверток.

- Прими наши дары тебе, - говорят они и кладут их перед троном.

Лицо человека на троне в тени. Артур Вениаминович тщетно всматривается в плечистую фигуру. Тот встает с трона и полный достоинства благодарит и кланяется дарителям. Очередная молния делит небо пополам, свет озаряет лицо незнакомца. Артур Вениаминович узнает в нем повзрослевшего и возмужавшего Диму. Своего внука.

- Нет! – кричит он во сне. Присутствующие оборачиваются на крик, сурово смотрят и он просыпается в ужасе от их взгляда.

- Нет! – повторяет он сидя на постели.

Надо что-то делать. Он обязан что-то предпринять. Прогнать Мечту, с которой подружился его внук за последнюю неделю. Она здорова – пусть летит куда угодно! Это все родители Димы, которые укатили бог весть куда и оставили внука на попечение. И не было бы ничего. Дима не познакомился бы с Мечтой и не играли бы они сейчас целыми днями напролет. И та не нашептывала бы ничего на ухо маленькому внуку, зависая в воздухе на своих стрекозьих крылышках.

Третью ночь подряд один и тот же сон.
Артур Вениаминович сел в постели и еще раз осознал, что ради внука, ради его счастья готов на все. Ведь великие люди, которых вела мечта, разве их жизнь назовешь счастливой? Разве были у них теплый уютный дом и непременный ужин каждое воскресенье в кругу большой и веселой семьи? Познали ли они счастье играться с внуками? – Немногие.
Жить мечтами хорошо в детстве. Но пусть это будут детские мечты. Мечты быть Робин Гудом, великим мореплавателем, ковбоем. Слабые, которые сменяют одна другую, и полностью уходят годам к двадцати. Но не такая же…

Артур Вениаминович встал и налил в стакан воды из графина. За окном бушевал ураган. Такой же как во сне. Далекие молнии освещали небо.
Он сделал большой глоток и тихо прошел в детскую.

Дима спал беспробудным сном, несмотря на непогоду. На его подушке, свернувшись калачиком, спала Мечта.
«А ведь она прекрасно понимает, чего я боюсь. Знает, хочу, чтобы покинула внука раз и навсегда», подумал Артур Вениаминович.

Мечта вдруг открыла глаза, испугалась и вспорхнула и спряталась за спиной у Димы в страхе поглядывая на деда. Артур Вениаминович показал знаком: «Тссс…» Она испуганно заморгала, выглядывая из-за спины ребенка.

- Знаешь, - проговорил еле слышно он, - за всю жизнь я не встречал таких как ты. – Он точно знал, что мечта его слышит. - Мы можем договориться? Ты уйдешь?

Мечта схватилась маленькими ручками за пижаму ребенка и очень серьезно покачала головой.

- Ты выбрала его? Точно?

Она кивнула в ответ.

- И не покинешь его никогда?
- Никогда, - спокойно и уверенно ответила Мечта.

Артур Вениаминович еще раз посмотрел на безмятежное лицо внука, на маленькую прекрасную Мечту. Так мало времени пройдет и они вырастут. Судьба этой малышки - стать великой.
Какая судьба ждет внука - страшно задумываться.

- Оставайся. – тихо произнес он. – А я клянусь, что сделаю все возможное, чтобы он вырос достойным тебя. Возможно, - вздохнул Артур Вениаминович, - он познает какое-то другое счастье, которое мне не понятно…

Мечта выпорхнула из-за спины спящего мальчика, подлетела к Артуру Вениаминовичу и радостно поцеловала его в щеку.

© IKTORN

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме