КреоМания

 

Хижина на берегу моря

Автор: panteris | Дата: 11-10-2013, 17:11
- Все целы? – Проревела голова льва. Головы завертелись на своих шеях, оглядывая кухню и присутствующих.

-Они забрали Риммель… - тихо произнесла Лягушалка. Послышались всхлипы, потом кто-то заплакал навзрыд.

Латте смотрела из-под стола на громадное окровавленное чудовище и не могла понять, почему никто на него не нападает. А крыса? Она же такая страшная! Почему ее не боятся? И где Таля и Неморино?

-Таля! Таля не вернулась! - Внезапно закричала она. – И Неморино!

Все головы чудовища громогласно захохотали. От этого жуткого хохота содрогнулись стены кухни, а посуда подпрыгнула на столе и жалобно зазвенела. Потом одна из голов, бычья, повернулась к Латте.

-Ты не узнала меня, дорогая? – Чудовище окуталось дымкой. Неморино поправила свое платье и улыбнулась. Теперь Латте поняла, почему Неморино так спокойно пила кофе в одиночестве и занималась домашними делами. Она одна стоила целого войска! Это был самый настоящий Страж! Четыре головы не давали подобраться с тыла, мощные клыки, когти, шипы, рога и зубы, служили превосходным оружием, вдобавок ко всему, она отлично владела магией.

Большая крыса тоже растаяла, и Таля присела возле Лягушалки.

-Вылезай! – приказала она, заглянув под стол к Латте.

Латте повиновалась подруге и села на соседний стул.

-Сейчас, не пугайся, придут уборщики - предупредила ее Таля. Латте кивнула, внутренне удивившись тому, что могло ее напугать после всего увиденного здесь.

Послышалось тихое бормотание и изо всех щелей полезли странные прозрачные существа. Больше всего они напоминали маленьких медуз. Они ползали по полу и слизывали грязь и кровь своими хоботками. Они покрыли студенистой массой единорога и заколыхались словно желе. Потом дружно сползли на пол, и Латте увидела абсолютно чистую и сухую ДэПэКа. Неморино присела возле единорожки и осмотрела ногу.

-Кость цела, но рана глубокая. Стоит показаться Нате Ди.

Сказочный конь кивнул и пошел к лестнице. По дороге он опустил нос в вазу с камешками и бросил один из них в черную чашу весов. Весы колыхнулись, и черная чаша, еле заметно, опустилась вниз.

Латте продолжила наблюдение за уборщиками. Собирая в себя кровь и грязь, они становились разноцветными и увеличивались в размерах. Достигнув примерно высоты кофейника, они ползли к стене кухни и замирали. Студенистые существа полезли на Мавэрика, превратив того в желеобразную статую, потом на Апполонию…

Вскоре все участники битвы были сухие и чистые, пол блестел, и лишь рваное платье путешественников напоминало о трагедии.

Неморино подошла к стене и поставила портал, куда дружно попрыгали все уборщики.

-Они питаются грязью. А еще они запечатывают раны, собирают и перерабатывают в себе кровь, потом очищают, а потом сдают в Дракоре. Там производят синтетическую, обогащенную витаминами и минералами, кровь, которую потребляют вампиры - пояснила Таля Латте.

-Вампиры? – охнула Латте.

Таля усмехнулась.

-И Апполония, и Мавэрик, и Марк – вампиры, - сказала она. – Кстати, я – тоже… Но, мы питаемся, только, очищенной и обогащенной синтетической кровью. Это вкуснее и безопаснее, чем охотиться за кем-то и пить неизвестную кровь. Я лично не собираюсь долго лежать в гробу и болеть, а тем более уходить в Дракор на лечение. Остальные думают так же.

Неморино тем временем растащила детей и усадила их снова за стол, выдав каждому по большой банке с пауками. Злобно зыркая глазами друг на друга, демонята продолжили свой пищевой марафон.

Апполония и Мавэрик отправились в госпиталь проведать Агамеду, по пути они оба опустили по камешку в черную чашу весов, которая уже заметно сдвинулась вниз.

Эльза раскрыла перепончатые крылья, несколько раз сильно ими взмахнула и, пролетев над кухней, умчалась куда-то на верхние этажи.

Лягушалка продолжила вычесывание репьев из шерсти Мерзавчика, пегас задремал, Еж принялся за еду, пододвинув к себе ближе большую тарелку с овощами и фруктами, а темно-голубой заяц отправился к плите, заваривать свежий чай.

-А Риммель? – спросила Латте Талю. Та покачала головой.

-Когда такой же крылатый паук утащил Тэйлару, мы потеряли еще четверых, но не смогли найти даже клочка ее одежды. – Таля смахнула слезу. – Нам нужно подготовиться к следующей вылазке.

Латте увидела, как Неморино направилась в угол, где компания неизвестных, пока, Латте существ окружили плачущее большое создание, с длинными заячьими ушами.

-Мы вытащим ее, Рум, обещаю, - Неморино присела возле создания и, протянув руку, погладила кого-то по голове.

Латте подошла поближе и увидела удивительное создание: размером с взрослого медведя и покрытое странной длинной шерстью, оно, больше всего, напоминало большую землеройку. Латте разглядела длинный смешной хоботок, длинные заячьи уши, сейчас грустно опущенные, два больших несчастных глаза и коротенькие лапки.

-Я без нее ничто, ничто, - повторял долгоносик вновь и вновь, смахивая слезы длинным голым, как у крысы хвостом. – Я совершенно бесполезна! Рим! Рим! Как мне тебя не хватает!

Таля взяла Латте за руку и увела за собой подальше.

-Пойдем, посмотрим, как там Агамеда, - предложила она Латте. – Остальные знакомства сейчас лучше отложить…

-Кто это? – спросила Латте, кивнув на плачущее нечто.

-Это Руммель, сестра пропавшей Риммель. Это очень интересные существа – катунны, - Таля сделала ударение на букве «У». – Они намертво обхватывают друг друга лапками с присосками, прячут хоботки, хвосты и головы внутрь, затем раздуваются в несколько раз и катаются по земле. При этом их иглы встают дыбом, а они очень острые и прочные. Представляешь, что может сделать на поле боя такой шар?

-А до какого размера они могут раздуться? – спросила Латте.

-До размера Хижины, если смотреть на нее с моря, - ответила Таля.

Латте вздрогнула, когда фантазия услужливо нарисовала ей картину войска, в которую врезается огромный колючий шар.

Они подошли к лестнице, где Таля положила камешек в черную чашу весов, а затем поднялись на второй этаж, который был, как две капли воды похож на третий. Такой же ковер, те же картины с цветами и фруктами. Различались только двери. Первые же двери оказались двойными массивными, из резного черного дерева. Таля открыла одну из створок, и они вошли внутрь.

За дверями оказался еще один коридор. Пол, стены и потолок здесь были сделаны из странного материала, больше похожего на непрозрачное белое стекло. По коридору милая брюнетка, в коротком белом платье, везла блестящую тележку, накрытую белоснежной тканью.

-Привет! Я – Рута! – представилась она, потом подошла ближе, и помахала рукой Латте. Короткая задорная стрижка открывала тонкое изящное лицо, большие голубые глаза смотрели ласково и, по-детски, наивно. -------Именно такой взгляд хочет увидеть любой больной, когда приходит в себя,- подумала Латте и почувствовала, к Руте явную симпатию.

-Латте, - ей показалось, что делать реверанс будет слишком чопорно, и она помахала рукой в ответ.

-Пойдемте со мной! Агамеда вполне пришла в себя, - позвала их Рута и открыла одну из дверей.

Большая комната была окутана полумраком. Затянутые чем-то дымчатым, окна, выходящие на море, были наполовину открыты. Свежий морской воздух и шелест прибоя наполняли палату. Две кровати, с открытыми белыми шторками, были пусты, а на двух других лежали раненые. Шторки у одной из кроватей были плотно задернуты.

-Агамеда! К тебе еще гости! – Весело сказала Рута и исчезла за шторой у другого больного.

Таля и Латте подошли к кровати. Агамеда оказалась яркой блондинкой в просторном белом одеянии. Длинные светлые волосы девушки уже были вымыты и высушены, голова забинтована, синяки и ссадины обработаны, а взгляд голубых глаз, который встретил их, был вполне веселым и жизнерадостным. Рядом с Агамедой, держа ее за руку, сидела Эллейн.

-Не хочет, чтобы я залечила синяки и царапины, - пожаловалась она.

Простое длинное платье нежно - голубого цвета и распущенные черные волосы придавали Эллейн неземной вид, а легкое свечение, которое окутывало ее, усиливало это впечатление. Латте почувствовала себя буквально на седьмом небе от счастья, когда Эллейн взглянула на нее и улыбнулась.

-Пусть будут! – Упрямо произнесла Агамеда. – Шрамы украшают воинов!

-Ты же знаешь, что я не дам тебе выйти отсюда с таким видом, - не сдавалась Эллейн.

-Пусть будут пока я здесь! Привет! Я – Агамеда!

Последние слова она произнесла, уже обращаясь к Латте. Латте назвала себя и поинтересовалась самочувствием блондинки.

-Небольшая царапина, - мотнула головой Агамеда.

-Если бы Ната Ди вовремя не оказала помощь, или тебя вытащили бы немного позднее, ты бы так не веселилась, - вздохнула Эллейн.

-Кто звал Нату Ди? – послышался вдруг смеющийся голос. Латте обернулась и обомлела.

На нее смотрела собака! Небольшая, но крепкая, забавная, бело-рыжая собака, с большими ушами.

-Ната Ди? – удивилась Латте.

-Да, это я! – Ответил тот же голос, но говорила не собака. Голос шел из-за шторок, которыми была закрыта другая кровать.

-Кимберли! Где Ваниль и тележка? – Спросил голос Наты Ди, и бело-рыжая собака убежала.

Спустя время она появилась вновь, в сопровождении своего же клона. Одна из собак несла в пасти маленький чемоданчик, другая тянула зубами, за веревочную ручку, низенькую тележку, накрытую белым полотенцем.

-Ваниль! Кимберли! Сюда! – позвала Ната Ди, и собаки скрылись за шторками вместе с чемоданчиком и тележкой.

-Ровен еще не пришла в себя, - грустно заметила Агамеда.

Эллейн и Таля вздохнули.

-Очень сильное заклинание, - тихо произнесла Эллейн. – Алекс – мастер на такие вещи.

-Мне повезло, что его не было в Кенберре, а были лишь его прихвостни. – Агамеда стала серьезной.

Таля шумно вздохнула.

-Ой, прости, я не имела в виду Тэйлару! – Спохватилась Агамеда.

-Тэйлара погибла. Я не знаю, кого мы видели. – Таля порывисто встала. – Мы пойдем. Выздоравливай, дорогая.

Она обняла Эллейн, нежно пожала пальцы Агамеды и поманила Латте за собой.

-Пойдем, познакомлю тебя с Натой Ди. – сказала она, и они подошли ко второй кровати, наглухо закрытой шторами.

-Подождите немного, я сейчас выйду, - попросил их голос Наты Ди, а в просвете между шторками показалась голова собаки, которая смерила их строгим взглядом и коротко тявкнула.

-На Ровен лучше не смотреть, - прошептала Таля.

Высокая стройная девушка, в длинном белом платье, появилась из-за шторок. Темные волосы, уложенные в сложную прическу, со множеством заколок, которые не давали волоскам ни шанса упасть в приготовляемые ей лекарства, нежный и заботливый взгляд темно-карих глаз, и ласковый голос – такой была Ната Ди, Белый маг и лекарь, на которую все буквально молились. Почти каждый из Хижины не раз побывал на этих кроватях за плотными шторами, и лишь мастерство Наты Ди, помогло им выкарабкаться и снова вернуться в стан Хранителей Мироздания. Она почти всегда находилась в госпитале, врачуя раненых или занимаясь приготовлением лекарственных зелий, а рядом со своей хозяйкой постоянно находились две ее собаки, которые помогали ей в ее нелегком деле.

-Ната Ди, - сказала она, - А это Ваниль и Кимберли.

Две одинаковые собаки уселись у ее ног, высунув языки, и, улыбаясь, одновременно протянули Латте по правой передней лапе для приветствия.

Латте пожала собачьи лапки и назвала себя, присев в реверансе перед всеми троими.

Теперь она разглядела, что собаки отличались друг от друга. Ваниль щеголяла аккуратной белой манишкой и столь же аккуратным белым носом, а Кимберли выглядела так, словно залезла всем передом в белую краску, и лишь чье-то вмешательство не позволило ей полностью потерять рыжий цвет. Латте даже увидела в своих фантазиях, как Ната Ди вытягивает собаку из краски за задние лапы. Она мотнула головой, чтобы отогнать наваждение.

- Очень приятно, милая, - улыбнулась Ната Ди, а собаки радостно закивали.

Попрощавшись, лекари отправились в другие палаты. Помощь нужна была многим.

© Lyubomudrova Olga aka panteris

Часть 1, Часть 2

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме