КреоМания

 

Любовь после смерти

Автор: sediskin | Дата: 11-12-2011, 00:42
Любовь после смерти


- Ненавижу ее! Ваня! Ты просто не представляешь! –громко сказал мужчина и ударил кулаком по столу. Посетители маленького уютного кафе, одновременно повернули головы на раздавшийся шум.
- Петр! Ну тише! Вон, все пооборачивались! – тихо отзвался собеседник.
- Ваня! Это выше меня! Я ненавижу ее с самого первого дня нашего знакомства! – понизив голос, продолжал, Петя.

Петр Сергеевич Воскобойников, средних лет, владелец небольшой инвестиционной конторы и новехонького Мерсастого С класса, изливал, за чашкой кофе с коньяком, душу своему лучшему другу Ивану Михайловичу Шустикову.

- Ваня! Я женился на ней только из за денег. Кем я был тогда? Вшивым брокером! Работал шестеркой на ее папашу. Зеленый цвет бумаги с долларовыми знаками затмил глаза мои! Я женился на ней только, чтобы быть на одном уровне с ее хрычом отцом – Петр Сергеевич закашлялся, сделав небольшой глоток Эспрессо с коньяком, который он подливал из фляги, принесенной с собой.

- Петя! Я никогда подумать не мог, что в вашей семье дела обстоят так плохо. Я всегда считал ваш союз образцом для подражания – Иван скочил на лице удивление.

Жизнь Ивана Михайловича, лучшего друга и одноклассника Петра была не такой гладкой, как у его друга: восемь классов, «техас», «афган», постоянные поиски работы, бандит в лихие 90-ые. Природа щедро наделила его силой, обделив, при этом, мозгами. Сейчас Иван держал свою собственную школу по самбо, но дела его, в силу неспособности быстро соображать и крутиться, шли очень плохо.

- О чем ты Ваня! Да мы только корчили правильные морды перед окружающими! Вернее, корчил! Я! – Петр сплюнул на пол от новой накатившей волны возмущения. - Я думаю – продолжил он, - она до сих пор любит меня. Сколько измен она простила мне! Я изменяю ей в открытую, а она
бровью не ведет! Закрывает на все глаза.

- Да? Я даже и не знал! Но ведь она, твоя Светка, не уродина! Что тебе так в ней раздражает? - спросил Иван.

- Нет она не уродина, хотя и красавицей ее не назовешь. Так, с пивом покатит. Тут главное, - Петр подлил коньяка в свой кофе, - ее характер. Стерва еще та! Вся в своего драгоценного папашу! – он сделал массивный глоток. – Она себя мнит командиром. Все должно быть, как она пожелает. Недавно, покупали мы мне машину. Папаша ее сподобился наконец! Решил сделать мне подарок к нашей дате сочетания. Дал бабок на нормальную тачку. Она знает, мой любимый и единственный цвет машины только черный. Я других цветов не признаю. А она заладила - «Я в катафалк не сяду!» и уперлась рогом в пол. - Мне, говорит, - нравится зеленый цвет! Успокаивает нервы. Я ее и так и этак ломал, а она ни в какую. Зеленый и все. А батяня ее рядом стоял. – Я, говорит, - думаю, что тебе надо прислушаться к мнению моей дочки. Сейчас все отходят от братковских понятий.
Я подумал, что сейчас рыпаться буду, вообще без Мерина останусь и согласился. Теперь, вон, смотри – Петр показал в окно, откуда был виден его запаркованный, цвета крокодила Гены, Шмейсер. Короче, так мне подкаблучником быть у них всю жизнь! – он, как от безысходности, махнул рукой.

- А тапочки? – вспомнил Петр .
- А что тапочки?
- Я оставляю свои тапочки, где попало, а она все мне трет, что они должны лежать на своем месте. И каждый раз у нас возникает скандал, по поводу, где должны лежать тапочки. Она их находит в разных местах и сует их мне в лицо, чтобы я запомнил, где они должны лежать. Вот ей не все равно, где должны находится эти хреновы тапочки? И так со всем! У нас не квартира, а настоящий музэй!

- Петя! Ну так разведитесь! – предложил его верный друг. – Чего мучиться?

- Исключено! Уже разговаривал. Она и ее папаша ни в какую. Папаша сейчас свой бизнес расширяет. Новый контракт на мази и ему не нужны сплетни про свою семью. Да и начинать все с нуля в 45 лет я не могу. Они ведь, в случае развода, оставят меня без бабла! Нет! Я так не согласен. А я так больше жить не могу! – Петр замахнулся рукой, чтобы снова ударить по столу, но, вовремя спохватившись, остановился. – Понимаешь, я сейчас познакомился с одной женщиной. Она – моя судьба! Мы созданы друг для друга! Я не ожидал, что в свои 45 я, в первый раз в своей жизни, влюблюсь без памяти.

- Короче, – Петр придвинулся близко к своему товарищу иначал говорить шепотом- Ваня, я позвал тебя не просто так, поделиться эмоциями. Ваня! Помоги мне! Ее надо убрать!
- Кого убрать? – опешил Ваня.
- Светку заразу. Убрать! – Петр пристально смотрел на друга.
- Ты что, поехал крышей? Да пошел ты!- Ваня собрался уходить, но Петр остановил его рукой.
- Ты подожди! Не спеши принимать скоропалительные решения! Ты подумай. Я тебе, не из спортивного интереса, предлагаю избавиться от моей гадины! Пятьсот штук! – Петр остановился, чтобы посмотреть на реакцию друга. Увидев какое либо отсутствие реакции, как положительное, так и негативное, он продолжил, - Я знаю, что твой бизнес в жопе. Давай называть вещи своими именами. Жену мою ты не знаешь. По моему, ты видел ее лет 5 назад. На свадьбе тебя у нас не было и «Горько» ты не орал, падая рожой в салат. Ты был в бригаде. Бывал на стрелках. Наверняка, доводилось и по людям стрелять. Я уже не говорю про Афган. Сколько ты там людей положил из Калаша? Так во сколько ты, бывший солдат и браток, ценишь человеческую жизнь? Подумай! Пятьсот штук! Наликом! Бизнес свой спасешь. По человечески заживешь. Подумай! Не говори мне сейчас «нет», Ваня.Приди домой, подумай и отзвони мне! – Петр засобирался уходить.
- Давай Ваня. Жду твоего звонка! Подумай! – Петр положил на стол бумажку, на которой большими буквами было написано «Пятьсот штук».

Ваня шел домой, терзаемый раздумьями. Убить человека за деньги! Еще и кого? Жену друга, по просьбе самого друга! ДА пошел он! Да как он мог такое даже подумать? Убить человека! Да, Ваня убивал людей на войнах. Доводилось и на стрелках. Но убить женщину и жену друга? А ведь, Петр знал, о чем говорил.С бизнесом у Вани было все очень плохо, хоть в петлю лезь или убей кого нибудь богатенького. Убить Светку? Как?! Правда, кто она, эта Светка? Кто она ему, и кем приходится? Знал он ее, все равно, что не знал вовсе. Один раз, мельком видел. Да и друга лучшего она каблучит. Да, за большие деньги, он может ее убить! А Пятьсот Штук – большие деньги?Да, прав Петр, тут надо подумать.Вот, какие мысли витали в Ваниной голове.

Придя домой, Ваня увидел конверт, лежащий под дверью. Внутри было письмо от банка, говорящее, что Ваня должен вернуть кредит не позднее, чем через неделю, или... Или Ванин бизнес, а также его квартира, заложеная в банке под кредит прикажут долго жить и он, Иван Михайлович Шустиков, получит официальный статус БОМЖА. «Пятьсот штук» - вдруг пронеслось в Ваниной голове.Ваня взял телефон – Алло, Петя, я согласен – произнес он и положил трубку. В этот момент Светкина судьба была решена.

Через день друзья встретились в том же самом кафе.

- Значит так! – Петр взял в руки бумагу и ручку и начал записывать. – Вот мой адрес. В 7 часов вечера мы всегда дома, а ее папаша играет партию в бридж со своими друзьями старперами. 7 часов – самое лучшее время. Все максимально просто. В семь часов ты звонишь в квартиру, говоришь какое нибудь банальное «Мосгаз». Я открываю дверь. Ты уничтожаешь мою бестию, а, потом, для моего алиби, наносишь мне легкие телесные повреждения. Я даю тебе деньги и, здраствуй, новая жизнь. Для тебя и для меня. Да, вот задаток – Петр протянул другу пузатый конверт.

Следующий день тянулся, как никогда, долго. Ваня, то и дело, поглядывал на часы. Время, как будто бы, остановилось. «Как же ее убить?» - размышлял Иван, лежа на диване. «Стрелять нельзя. Очень громко. Соседи могут сбежаться. Опять же, кровь. Ножичек тоже отпадает» - вида крови Ваня категорически не переносил. Вероятно, сказались годы, проведенные в армии и братках. «Значит, надо ее задушить! Помучается, правда, но без крови. Да и заслужила она немного помучаться за то,что делала с моим другом!»- Ваня, удовлетворенно улыбнулся.

Наконец наступил час Х. На часах было 6.15 вечера. Дойти до квартиры семейства Воскобойниковых, спортивным пешим шагом, можно было за минут 30 – 40. «Заодно и разомну косточки» - решил Иван. Дойдя до подъезда, где жили Воскобойниковы, он, сделав несколько раз глубоких вздохов, нажал на кнопку домофона.
- Кто там? – спросил Ивана чей то красивый женский голос.
- Телеграмма – ответил Иван и, дождавшись сигнала, вошел в дом. В лифте, он вытащил из кармана, заранее приготовленную капроновую удавку. Подойдя к двери квартиры, он увидел Петра, стоящего в дверном проеме своей квартиры и отчаянно жестикулирующего.
- Она в гостиной – прошептал он. Иван утвердительно кивнул и, зажав удавку, вошел в квартиру. Он быстро прошел через коридор в гостную и увидел женскую фигуру, стоящую спиной к нему.
- Дорогой, что это за телеграмма? – спросила она, не поворачиваясь.
- Молния! – ответил Иван и набросил на ее шею удавку. Женщина захрипела и задергала руками и ногами, пытаясь высвободиться из крепких Ваниных объятий. Через пару минут она сделала несколько конвульсивных движений и обмякла. «Все! Это конец!» - Иван аккуратно положил ее лицом вниз, чтобы не видеть гримасу смерти.

- Петр! Петр! Иди быстрей сюда! – негромко позвал друга Ваня.
- Ну что? Ну что? Это все? – голосом, полным возбуждения спросил, прибежавший на голос друга Петр.
- Да. Это все. Ты свободный человек! Теперь, отсчитай мне оставшуюся сумму и мы расстанемся! Петр вытащил из маленького ящика, еще более толстый конверт, чем был дан задатком ранее.

- Можешь не пересчитывать! У меня, как в аптеке. Теперь дело осталось за моим алиби. Давай! Наноси мне легкие телесные на лицо и можно немного на ребра! – Петр встал к стене и выпятил лицо в ожидании ударов. Иван, как учили на тренировке, резко двинул левой рукой Петру под ребро и, как только, тот, охнув, согнулся, тут же, провел мощный хук правой.
От удара голову Петра отбросило назад, оставив маленькую вмятину в стене. Петр, как то, неестественно икнул и изумленно посмотрел на Ивана. Он хотел что то сказать, но вместо этого, с хрипом, продолжая смотреть на Ивана пристальным, остекленелым взглядом, полным изумления , медленно начал сползать по стене.

- Петя! Петя! – Иван затряс друга.- Петя! Петр Сергеевич, не шути! Времени нет на шутки! – он продолжал трясти бесчуственного Петра. Без результата. Петр Сергеевич Воскобойников погиб смертью храбрых в неравном бою с натренированными кулаками Ивана. «Я убил его! Это конец» - Ваня, в ужасе, схватился за голову.Гонимый параноей, он, взад – вперед, зашагал по комнате, надеясь найти правильное решение. Он протер все места в комнате, за которые мог схватиться, чтобы не было отпечатков пальцев и прибрал разбросаные по комнате вещи, попадавшие врезультате короткого боя с женой Петра. Положил тапочки Петра в прихожей, где хранилась обувь. Когда все было сделано, он засобирался уходить. «А интересно, как она выглядела?» - Иван посмотрел на Свету, лежащую напротив мужа.

Преодолевая брезгливость он повернул лицо женщины. Удивительно, но никакой смертельной гримасы на лице небыло. Напротив, на него смотрело очень красивое, молодое лицо. «Она была моложе Петра? Такая красивая! Странно, что его не устраивало?» - он задумался, всматриваясь в лицо женщины. «И что она нашла такого в Петре? Он старше ее. Не смазливый. И что красивые женщины находят в таких мужчинах? Нет, правильно я его уработал!» - Иван презрительно пнул тело Петра.

Неожиданно Светина рука зашевелилась. «Что это такое? Она что, живая? Нет, мне, наверное, почудилось» -решил он, но рука продолжала швелиться, а женщина застонала. «Я ее недодушил!» - Иван схватил удавку, собираясь докончить начатое. «Помогите!» - прошептала она, открыв глаза, еще ничего не понимая, что происходит. «Надо быстро отнести ее в другую комнату, пока она не увидела своего мужа. Поднимет такой вой, что все соседи сбегутся! Мало не покажеться!» - он поднял женщину и понес ее на руках в другую комнату. «Помогите!» - прошептала она, посмотрев красивыми голубыми глазами на Ваню.Он остановился с ней на руках, еще раз посмотрел на нее, развернулся вместе с ней и, хлопнув дверью, вышел из квартиры.

Прошел год.

- Алло! Да! Здраствуйте Николай Арнольдович! Вы сегодня, как обычно, партия в бридж? – Иван Михайлович Шустиков, вальяжно раскинвшись в массивном кресле и положив ноги на пуфик, разговаривал по телефону. За тот год Иван преобразился до неузнаваемости – лицо его стало каким то умиротворенным, у него заметно вырос живот. Одним словом, перемены были налицо.Иван Михайлович больше не никого не тренировал. Он получил должность инвестиционного специалиста в конторе своего тестя.Дела его процветали.

- Да. Да Николай Арнольдович. Понял. Да. Мы получили первый трансфер от Ивеко Банка. Будем работать! Удачной Вам игры! - Иван Михайлович положил трубку.

– Света! Света! – позвал он свою жену.
- Да дорогой – в его комнату вбежала румяная и счастливая Светлана Шустикова, в прошлом вдова Воскобойникова.
- Света! – все так же, полулежа, продолжал разговаривать Иван, - Где мои тапочки?
- Сейчас принесу, милый! Ты лежи! Не вставай! – она умчалась в другую комнату и, через секунду, вернулась назад с тапочками в руках.

Иван поднялся со своего кресла и обнял свою жену. Из окна был виден его спортивный купейный «Мерс» красного, агрессивного цвета. «И никакой не зеленый, цвета крокодила!» - улыбнулся Иван, посмотрев в окно. Он нежно поцеловал свою жену, посмотрел в ее красивые, голубые глаза и прошептал – Спасибо тебе Петя за посланное мне счастье!
sediskin©

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме
По желанию клиента тегос ру бесплатно на любых условиях.