КреоМания

 

День брачного агентства мадам Фэйр

Автор: Arlyonka | Дата: 25-01-2010, 14:04
Шарль периодически задумывался о смене работы с мадам Фэйр на что-нибудь поспокойнее, особенно когда его будили до петухов и заставляли будить еще кого-то вроде Викки. И плевать он хотел, что она голубых кровей. Позавтракать, естественно, не успели ни виновница торжества, ни сам Шарль. И вот теперь, сидя в густых зарослях на высоте десяти метров, он мог только до хрипоты в горле орать на Викки и на ораву уличной шпаны с прилепленными бородами:
- Чтоб вас, в карты не играть, вам полагается скорбеть, скорбеть, а не радоваться!!!
- А я б радовался, что мы такую сплавили… - протянул один из пацанов.
- Будешь радоваться – сам ее корми дальше! Он уже с холма спускается!
- ХРУМ! Хру-хру-хру-хру…
- Викки, тебе меньше всех надо что ли? Брось яблоко!

Ответом ему было невнятное мычание, резко прекратившееся, как только заслышался стук копыт. Бросать стало поздно. Беспризорники склонились «в немой печали», втихомолку поправляя бороды и разминая под глазами луковицы. Викки, еле дыша, выпрямилась в своем коробе. Всадник спрыгнул с коня и удивленно оглядел сгорбленные грязные спины, откровенно полюбовался лежащей в середине девушкой и полез обратно на коня. Шарль чуть не свалился с дерева – ветка подозрительно хрустнула.
- Вы что-то сказали? – обернулся всадник. Парни испуганно покачали головами. Принц вздохнул, - ну, тогда я поехал…

Шарль выругался. Сук не пережил акта сквернословия и обломился. Принц снова обернулся и застыл в ожидании. Ожидание не затянулось, ибо Шарль кряхтя выкатился из кустов.
- Сударь, все в порядке? – величественно спросил всадник.
- Мне лучше, чем ей… - театрально взвыл Шарль, - ей может помочь только настоящий принц!!!

Он уложился в минуту, описав животрепещущую историю злой мачехи и смертельной угрозы, приюта красавицы в их лесной лачуге и предательства мачехи, а также единственного способа спасения несчастной девушки. Он не забыл добавить, что полкоролевства причитается.
- Я вот не понял только, - Принц подозрительно скосился на Шарля, - если они – семь гномов, то кто вы и какие отношения вас с ней связывали?
- Э? – Шарль аж поперхнулся, - я восьмой гном. Работаю в городе, приехал вот, своих поддержать…
- И полцарства мне точно причитается? – Принц завис на полпути к Викки. Шарль с уверенностью кивнул: свадьба будет до выяснения всех обстоятельств дела, - А вдруг я ей не понравлюсь? – Шарль заверил бедолагу, что заклятие таково, что кто поцеловал, того и полюбят.

Принц хотел спросить что-то еще, но передумал. Викки, именуемая по воле мадам Фейр Белоснежкой, открыла глаза и с нежностью уставилась на Принца. Последний трепетно достал ее из хрустального гроба и понес к лошади. Недоеденное яблоко скатилось по складкам юбки и, ощутимо стукнуло Принца по ноге.
- Вы похоронили яблоко с ней? – саркастично спросил Принц, сдержавшись от ругани.
- Чтобы больше никому не досталось, - заверил Шарль, с грустью наблюдая, как яблоко исчезает в зубах лошади, - но оно уже выветрилось!!! - заверил он, заметив побледневшее лицо принца.

Когда Викки наконец уехала, Шарль раздал «гномам» их гонорар и помчался на другой конец леса. Вспомнив про благополучно оставленную в городе драконью голову, Шарль развернулся и еще быстрее погнал в город, где его застал охотничий занудного принца, «спасшего» Викки-Белоснежку. Охотничий оказался не менее занудным и долго рассказывал, как тяжело ему было убедить принца ехать на охоту именно по той дороге. Шарль зарычал и выдал охотничему золотой в обмен на помощь с погрузкой головы дракона на коня. Конь флегматично обернулся, но увидев до жути реалистичное рыло (Шарль три дня корпел над ним по ночам), взял такой разгон, что Шарль даже уверовал, что не опоздает на спасение Авроры. Он еле успел.

- Молодой человек, а вас не беспокоит тот факт, что драконы – вымирающая раса? – флегматично вопрошал дракон замешкавшегося рыцаря.
- Меня гораздо больше волнует тот факт, что я вас где-то уже видел! – достойно ответил рыцарь, - а точнее, убивал. В первый раз под Йоркширом при спасении леди Игрейн, а второй раз в Нормандии, когда спасал мадемуазель Жанну!
- А, и правда! – искренне обрадовался дракон, - а я ведь чуял, что запах знакомый! И зачем тебе столько принцесс? Вроде в христианской стране живем.
- А какой принц в здравом уме будет идти на дракона лично, если есть наемники, мы расчищаем дорогу, а принц ждет в соседнем трактире условного знака - отмахнулся не-принц, - ты, между прочим, тоже с головами мухлюешь! Так что отдавай мне по быстрому очередной муляж, пару раз в воздух дыхни, и я поехал.
- Дышать то зачем? – спросил запыхавшийся Шарль, понявший, что скрываться нету смысла.
- Как зачем? Чтобы нас и дальше брали на работу! – возмутился наемник. Дракон поддержал коллегу раздраженным киванием и парой струй дыма в воздух.
- Так и знал, что принцы – козлы! – пробормотал Шарль, спихивая с седла поддельную драконью голову. Потом, жуя сыр, которым щедро поделился наемник, понаблюдал театр одного дракона, призванный создать видимость очередной битвы века и, заметно подобрев на сытый желудок, проследил, что Спящую Красавицу передали настоящему принцу с рук на руки. Солнце клонилось к закату, а значит, Шарль опять рисковал опоздать.

Он еле успел вернуться до отъезда Мадам Фэйр, готовившую еще одну стайку незамужних дочек опальных баронов, графов и маркизов для бала в королевском дворце. Вместе они приладили на место рюшки и бантики, наложили последние штрихи к их макияжу, а Шарль успел доложить мадам Фэйр, как все прошло с Викки и Авророй. Мадам тоже возмутилась насчет практики использования наемников в борьбе с драконами (принцы нынче мельчают) и долго не хотела давать Шарлю отгул, уверяя, что в качестве пажа на балу он будет нужнее. Угроза увольнения со стороны Шарля, впрочем, подействовала.
- В полночь чтобы был как штык в лесу с гусем! – строго напомнила Фэйр. Шарль угрюмо покосился на корзину, внутри которой копошился лебедь.

Когда процессия потенциальных принцесс во главе с тетушкой Фэйр выдвинулась в направлении замка, Шарлина вздохнула с облегчением и сняла осточертевшую мужскую одежду, переодевшись в бальное платье. Главное – не быть узнанной своими же. Впрочем, страхи оказались напрасными. Мадам еле успевала следить за подопечными, чтобы обращать внимание на какую-то пигалицу, приковавшую внимание кронпринца. Лебедь и сменная одежда поджидали в укромном месте неподалеку. В полночь ей пришлось поспешно покинуть бал, предусмотрительно оставив на лестнице туфельку для принца. Туфелька была ее личной выдумкой, но самое страшное во всей затее было то, что мадам Фэйр о ней даже не догадывалась.

Сбежав из дворца, девушка наскоро переоделась обратно в брюки и, запаковав бальное платье и оставшуюся туфлю с заплечный мешок, в обнимку с лебедем поскакала к озеру. Очередной Принц уже был там, как, впрочем, и белобрысая Оди. Последняя сидела на дереве и с облегчением смотрела на пришедшего Шарля-Шарлину. Пристроив одежду в кустах, Шарлина осторожно высвободила и корзины лебедя и, на выпуская привязанной к его лапке ленты, выпустила птицу на озеро. Ошалев от счастья, птица благополучно забыла, что уже глубокая ночь и недоуменно кружила по воде, пытаясь понять причину смены обстановки. Как только Принц вышел к озеру, Шарлина привела в действие скрытый механизм и пока струи воды прятали позорный спуск Одетты с дерева, Шарлина, прячась за ними же, запихнула в конец ошалевшего лебедя обратно в корзину.

- Я – принцесса-Лебедь, - мелодично начала вещать Одетта развесившему уши принцу. Во время спуска с дерева она таки сорвалась, и теперь ткань платья гораздо более эротично облегала ее грудь, нежели будучи сухой. При таких внешних данных зазубренная под тщательным руководством мадам Фэйр легенда очевидно теряла свою важность. Зато в злом колдуне, с которым предстояло сразиться за право обладания Одеттой, Шарлина с удивлением узнала давешнего наемного дракоборца – договаривалась с ним неделю назад сама Мадам Фэйр. Дракоборец был одет в длинный плащ, злобно сверкал глазами и жестяной пентаграммой на груди, в правой руке он держал посох, а в левой стеклянный шар. В общем, в темноте выглядело достаточно внушительно.

Принц издал несвойственный принцу писк и с мечом наперевес понесся на наемного колдуна. Последнего спасло хладнокровие, шаг в сторону оказался весьма своевременным и вместо поражения колдуна принц поразил столетний дуб.
- Я отвел тебе глаза! Тебе меня не победить! Ха-ха-ха-ха-ха! – принц взвыл еще пронзительнее и благополучно окунулся в «Лебединое» озеро. Шарлина успокаивающе похлопала Одетту по спине и незаметно для принца показала колдуну кулак. Колдун восторженно вытаращился на Шарлину, опознав в оной ранее уже встреченного Шарля, и пропустил удар от принца. Все, конечно, обошлось, ибо меч у принца был направлен куда-то в землю, но удар закованного в латы плеча тоже оказался внушительным.
- Ты победил! – охнув объявил «колдун» и тихо укатился под куст.

Принц пошатываясь поклонился спасенной принцессе и забрал ее во дворец. Шарлина, заблаговременно откатившись под куст к «колдуну», вручила ему мешок денег и поползла восвояси. Идти сил не было. Кажется, она заснула еще не долетев до подушки. Утром она не нашла в себе сил проснуться вовремя.

- Девушки, вы, мягко говоря, не блещете ни богатствами, ни родословной, - вещала мадам Фэйр группе новых бесприданниц на следующее после бала утро, - порой наличие красивой истории заменяет эти классические ценности. Но мы делаем ставку не столько на это, сколько на то, что любой принц, граф, баронет или герцог обязан спасти попавшую в беду девушку. Это благоприятно влияет на народную любовь. А после того, от чего он вас спасет, не жениться на вас он не может – влияние той же морали. Итак, с ваших пап, мам и дядюшек требуется ваше содержание в течение всего срока вашего здесь пребывания, дополнительные затраты на реквизит и триста золотых гонорар мне за труды. Запомнили? Вопросы есть?

Девушки воодушевленно закивали, полушепотом обсуждая как стребовать с родственников нужные суммы. Тут в дверь постучались, и внутрь вошла вооруженная процессия во главе с кронпринцем.
- Вчера одна из проживавших здесь девушек потеряла у меня туфельку! – объявил кронпринц.
- Я… я думаю, что от потери одной туфельки… я, конечно, от имени всех своих девочек прошу у вас прощения… - залепетала Мадам Фэйр, не привыкшая к игре на своей территории.
- Я хочу на ней жениться! – интерес к кронпринцу резко возрос. Гвардия с трудом сдерживала ораву «потерявших туфельку». Кронпринц искренне задумался а так ли оно ему надо.
- ТИИИХО! – звучно крикнула опытная мадам Фэйр и девушки отработанно замолчали и присели. Принц выдохнул с облегчением, - доставить сюда Шарля, хорош ему прохлаждаться!

Зевающую Шарлину доставили, но разбудить так и не смогли. Принца она не узнала, да и вообще мало что воспринимала кроме простых приказов. Мадам Фэйр эту особенность знала, поэтому действовала соответствующе.
- Вот туфля! – она сунула Шарлине потерянную туфельку, - Принеси вторую!
Девушка послушно крякнула и, отлучившись на пару минут, вернулась со второй туфелькой. В приемной наступило потрясенное молчание.
- Они – чьи? – выдохнула хозяйка брачного агентства.
- Мои, я пойду? – апатично спросила Шарлина и пошла досыпать. Проснулась она за полчаса до венчания, так и не сообразив, как она от лесного озера добралась до королевского дворца. Праздник не омрачал даже предстоящий разговор с обманутой мадам Фэйр, впрочем, на официальные услуги агентства мадам Фэйр денег у мадемуазель Шарлин Перодон все равно бы не хватило.

© Arlyonka

Интересная тема? Поделись с друзьями:


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Комменты на форуме